Пожалуйста войдите или зарегистрируйтесь.


Войти
Расширенный поиск  
Страниц: [1]   Вниз

Автор Тема: "Добровольцы, информация и упование на Бога" прот. Аркадий Шатов  (Прочитано 1112 раз)

0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.

иером. Тихон

  • Совет модераторов
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 10 935
  • Вероисповедание:
    Православный
Добровольцы, информация и упование на Бога

Протоиерей Аркадий ШАТОВ, руководитель московской Комиссии по церковной социальной деятельнсти, на заседании Священого Синода 5 марта был назначен председателем Синодального отдела по благотворительности и социальному служению. Свое назначение и перспективы развития церковных дел милосердия прот. Аркадий прокомментировал сайту "Милосердие.ру"
.

-- Каковы будут ваши первые шаги на новой должности?
-- Прежде всего, я хотел бы обсудить со Святейшим Патриархом главные перспективы развития общецерковной социальной работы и те возможности, которые есть для этого у Церкви.

Одна из задач отдела -- скоординировать ту работу, которая уже ведется на тысячах церковных приходов во всех епархиях. Для этого необходимо создать оперативно пополняемую, интерактивную базу данных об имеющихся начинаниях епархий Русской Церкви. По Москве такая база есть, она доступна в интернете на сайте "Милосердие.ру", надо распространить этот опыт на другие епархии. Нужно наладить информационную связь между этими начинаниями, чтобы более сильные могли помогать начинающим, чтобы обмен опытом стал эффективным. Например, такое сотрудничество давно идет между Москвой и Екатеринбургской епархией -- и там есть региональные организации "Милосердие", они дружат, сотрудничают, перенимают технологии соцработы друг у друга, несколо лет назад из Москвы в Екатеринбург был отправлен автобус для службы помощи бездомным.

Координация тесно связана с информационной работой, которая дает очень быструю отдачу при не очень больших вложениях. Каждый рубль, вложенный в работу сайта "Милосердие.ру" приносит около 9 рублей помощи конкретным нуждающимся. Надо, чтобы у самых отдаленных епархий и начинаний появилась возможность попросить о помощи всю Церковь. Например, недавно произошло разрушительное землетрясение на Гаити. Там есть православные приходы РПЦЗ, Церковь за рубежом начала сбор помощи, к инициативе присоединились некоторые московские приходы, но надо, чтобы об этой нужде узнало как можно больше церковных людей, тогда желающих помочь найдется много. Уже сейчас добровольцы из Москвы ездят помогать в отдаленные регионы -- надо расширить эту деятельность. Надо распространять и технический, и духовный опыт дел милосердия.

Нужно организовать широкое общецерковное добровольческое движение. Это реально: ведь только одно московское православное движение добровольцев "Милосердие" меньше чем за четыре года выросло с двадцати человек до 1000 добровольцев.

Кроме того, необходимо более эффективное взаимодействие с государственными социальными службами и учреждениями. Наши добровольцы и сестры милосердия могут делать то, на что не хватает возможностей государтвенной социальной машины: могут дать индивидуальный, личностный подход к помощи нуждающимся больным, одиноким. У нас был хороший опыт взимодействия и в условиях чезвычайной ситуации: когда в Москву из Беслана привезли раненых детей, наши добровольцы приобрели телевизоры для каждой палаты, собрали хорошие добрые мультфильмы, чтобы дети могли отвлечься от страшных переживаний, разузнали, что конкретно нужно каждому ребенку. Надо совместно с МЧС наладить такую службу быстрого реагирования на подобные ситуации: ведь многие пострадавшие хотели бы пообщаться не только с психологом, но и со священником.

Надо чтобы о возможности привлечь церковных добровольцев и сестер знали в государственных учреждениях -- очень многие из них, собенно в глубинке, нуждаются в помощи и настроены на сотрудничество. Надо чтобы там знали о том, как и откуда пригласить священника к больному, к умирающему, к одинокому человеку, и чтобы в храмах знали и поддерживали контакты с соседними больницами, интернатами, приютами, необходимо закрепить за каждым храмом окормление ближайших к нему социальных и медицинских учреждений.

-- Для широкой социальной работы, кроме добровольцев, нужны и денежные ресурсы. Но в период кризиса, как мы знаем, пожертвования резко снились. Видите ли вы решение этой проблемы?
-- Я думаю, надо привлекать массовых, но некрупных благотвоителей. "Понемногу от многих" -- на таком принципе уже больше года строится работа созданного нами в Москве для поддержки церковных социальных инициатив общества Друзей милосердия, пока ни один из проектов мы не свернули, хотя приходится очень непросто.

Должны быть общецерковные благотворительные программы, привлекающие обычных людей -- по 100-200-300 рублей, это всем доступно. Важно объяснить людям, что даже такие небольшие пожертвования могут спасти жизнь, спасти настоящее дело, если регулярных жертвователей много. Имеет смысл перенять зарубежный опыт: например, в Польше действует общецерковная православная благотворительная организация «Елеос», вместе с католической "Каритас" и лютеранской "Диаконией" они проводят акции в масштабах всей страны -- всем жителям там известна и понятна, например, Великопостная неделя милосердия, и мысль о том, что надо жертвовать хотя бы понемногу на добрые дела, ни у кого не вызывает удивления.

Надо также более широко использовать государственные и негосударственные гранты -- многие церковные начиния достигли такого уровня, что имеют хорошие шансы на грантовых конкурсах.

А вообще говоря, полезно вспомнить житие прекрасного святого -- Иоанна Милостивого, патриарха Александрийского. Он раздавал нищим деньги из епископской казны и укорял своих помощников, которые боялись, что денег не хватит, в маловерии. "Я не желаю быть участником вашего маловерия, -- говорил он. -- Я верую Богу, что, если бы со всей Вселенной сошлись в Александрию убогие, желая получить от нас милостыню, то и тогда не оскудеет наше церковное имущество". На самом деле не благоворители дают деньги, а Господь посылает через них. И если дело хорошее, нужное, то средства найдутся, даже когда надежды, казалось бы, нет. У нас так было много раз -- столько, сколько нужно для выживания, Господь посылает, но не так чтобы можно было жировать, конечно. Мы же и молимся: "хлеб наш насущный даждь нам днесь" - а не бутерброд с икрой просим.

-- От чего, на ваш взгляд, зависит, есть ли социальная деятельность, служение ближним, на конкретном приходе?
-- От того, является ли приход духовной семьей, общиной. Если члены прихода соединены любовью, то эта любовь не может не переливаться через край. Именно в этом основа того, что на приходах развивается социальная деятельность. Церковная социальная деятельность -- это и есть служение любви, умножение любви, а не создание структур, дублирующих государственные.

Если есть община, то и тем, кто хочет что-то делать полезное, есть к чему примкнуть, присоединиться, есть на что опереться. Общины могут быть разного формата, разной направленности -- одни помогают сиротам, другие бездомным, третьи многодетным, четвертые еще кому-то -- не должны быть все одинаковыми. Но главный признак -- община, в которой есть любовь, с любовью принимает и внешних, и бедных, и больных, и бездомных. В идеале верующий человек принимает другого человека в свое сердце -- здесь нет отстраненности, как в государственой системе социальной помощи. Это и есть ноу-хау церковного социального служения.
http://www.miloserdie.ru/index.php?ss=2&s=15&id=11459
Записан
...Один человек, приходя в храм, задает вопрос: «А почему с меня здесь берут деньги?». А другой человек приходит, смотрит на стены, на пол, на ту же купель и думает: «А откуда на все это деньги берутся? Положу-ка я что-то в эту кружку для того, чтобы не думать мучительно над этим вопросом»...
Страниц: [1]   Вверх
 

Страница сгенерирована за 0.082 секунд. Запросов: 19.



Рейтинг@Mail.ru

Поддержка сайта - Кинетика