Пожалуйста войдите или зарегистрируйтесь.


Войти
Расширенный поиск  
Страниц: [1]   Вниз

Автор Тема: Преподобного Иоанна Лествичника  (Прочитано 1545 раз)

0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.

Светланa

  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 8 503
  • Вероисповедание:
    православная христианка
Неделя 4-я Великого поста.

Покаяние – это наше примирение с  Богом.
Святой Иоанн  Лествичник

Лествица Иоанна Лествичника       
Лествица Иоанна Лествичника


  Пост – время покаяния,  время, когда наши окаменевшие сердца должны  силой Божией из бесчувственных стать  чуткими, из холодных и жестких – теплыми и  открытыми для других и для Самого Бога.   
  Пост – это время обновления,  когда, как весной, все опять становится  новым; когда наша жизнь, постепенно сошедшая на нет,  едва мерцающая, снова оживает с силой,  которую Бог может дать нам, приобщая нас к Своему  Святому Духу, делая нас в Святых Тайнах  и в прямом даре Самого Себя причастниками  Божественной природы.
  Это время примирения, а примирение – это  радость Божия и наша радость; это – новое  начало.
  Сегодня совершается память святого Иоанна  Лествичника, и я хочу прочитать вам  несколько его слов, особенно значительных для того  периода церковного года, который мы сейчас  переживаем: «Покаяние – это наше  возвращение к Богу, обновление нашего  крещения; это подвиг, чтобы обновить наш союз  с Богом, наш обет изменить свою жизнь. Это  время, когда мы можем научиться смирению, то есть  миру: миру с Богом, миром с самими собой, миру со  всей тварью. Покаяние рождается от  надежды и решительного отказа от отчаяния. И кающийся  – это тот, который заслуживает осуждения, но  уходит с предстояния суду без стыда и позора, потому что  покаяние – это наше примирение с Богом. И  достигается это через достойную жизнь, через войну с  грехами, которые мы совершали в прошлом.  Покаяние – это очищение нашей совести.  Покаяние – это готовность, без  слова ропота и в преображении любовью,  понести всякую печаль и всякую боль».
  И если мы спросим себя, как, каким путем достичь этого,  как мы можем отозваться Богу, Который принимает нас,  как отец принял блудного сына; Богу, Который столько ждал  нас, с тоской, когда мы отвергли Его, и  никогда не отвернулся от нас – как мы можем  отозваться такому Богу? На это вот еще  короткий отрывок о молитве: «Не изощряйся  в молитвенном красноречии; потому что нашего  Небесного Отца часто радует и застенчивый,  немудреный лепет детей. Не многословь, когда  разговариваешь с Богом, потому что иначе,  изыскивая слова, ты запутаешься в них.  За одно только слово Бог помиловал мытаря;  одно слово веры спасло разбойника на кресте.  Многословие в молитве рассеивает  ум и наполняет его обилием образов. Единое же  слово, обращенное к Богу, собирает ум в  Его присутствии. И если, когда молишься, какое  слово ударило тебя в сердце, достигло самых  твоих глубин, – держись этого слова,  повторяй его, ибо в такие минуты сам  ангел-хранитель молится с тобой, потому что тогда мы  правдивы и верны самим себе и  Богу».
  Станем же помнить, что говорит святой Иоанн  Лествичник, даже если забудутся мои пояснения;  станем помнить его слова, потому что он был  человеком, который знал, что значит обратиться к  Богу и остаться с Ним, быть радостью для Бога и  радоваться о Нем. Память и личность  святого Иоанна Лествичника предлагаются  нам сейчас, когда мы восходим к страстным дням,  в пример того, как благодать Божия может  обыкновенного, простого человека  претворить в светильник миру.
  Научимся от него, станем следовать его примеру,  станем радоваться о том, что Бог может Своей  силой сделать с человеком; и с уверенностью, с  надеждой, с ликующей и вместе с этим тихой,  невозмутимой радостью последуем этому совету  прислушаться к Богу, умоляющему нас найти путь жизни и  говорящему нам, что с Ним, в Нем мы будем  живы, потому что Он есть Истина, но так же и  Путь, и Жизнь вечная. Аминь.
   
  Тропарь святому Иоанну  Лествичнику
  Слез твоих теченьми пустыни безплодное  возделал еси, и иже из глубины воздыханьми  во сто трудов уплодоносил еси, и был еси  свтильник вселенней, сияя чудесы, Иоанне отче  наш, моли Христа Бога, спастися душам нашим.
   
  Кондак святому Иоанну Лествичнику
  Плоды прсноцветущия, от твоея книги  принося учения премудре, услаждаеши сердца, сим с  трезвением внемлющих блаженне: лествица  бо есть души возводящая от земли к небесней и  пребывающей славе, верою чтущих тя.
   
  Житие святого преподобного Иоанна  Лествичника
  Угодник Божий, преподобный Иоанн жил в VI  веке, родом Сириец, по своему сочинению  названный Лествичником или автором  «Лествицы», а по месту  благочестивых подвигов – Синаит.  На 17 году своего возраста Иоанн принес себя  в жертву Богу: тело вознес на Синайскую  гору, а душу на гору небесную. Пребыв на  Синайской горе в подвигах уединения 19 лет  – до сорокалетнего своего возраста,  преподобный удалился потом в Синайскую пустыню Фола,  отстоящую на 5 стадий от Синайской церкви, и здесь  в великих подвигах строгого поста и  непрестанной молитвы подвизался 40 лет.  В продолжение сей необыкновенной  Четыредесятницы пост его был столь же необыкновенен,  как и самое продолжение времени его пощения. Хотя  преподобный не уклонялся от пищи, разрешенной  уставом во время поста, чтобы сокрушить,  как он сам говорил, рог гордыни; но принимал ее  столь мало, что казался более отведывающим,  нежели вкушающим; зато от всякой страсти  воздерживался он решительно,  повелительно говоря к ней: молчи, онемей!  Покаяние его было соединено с глубоким сокрушением  сердца и слезами. Долго и после его блаженной кончины  показывали под горою весьма тесную пещеру  – это сокровенное место подвигов  покаяния, которое называют слезоточным, и которое  настолько отстояло от общежития, сколько нужно было, чтоб  рыдания Иоанна не слышали другие.
  Преподобный Иоанн, поставленный  руководителем (игуменом) других, начал путь  нового восхождения к Богу и большого  приближения к небу. Подобно Моисею, он, по  словам писателя его жизни, приблизился к Богу,  принял мыслию Богоначертанный закон и пером духа начертал,  по просьбе преподобного Иоанна, игумена Раифского,  Богописанные скрижали («Лествицу  Рая»), кои передал не только руководимым от  него, но и всем желающим восходить на небо.
  Восходя далее по степеням духовных  совершенств, и с большею ревностию,  нежели до принятия начальства над братиею, он  изложил книгу к пастырю, и таким образом сделался  руководителем самых руководителей.
  Преподобный представился 80 лет от рождения  своего, около 606 года. Память святого  Иоанна Лествичника совершается  Церковью 30 марта.
  В литургийном Евангелии в  воскресный день четвертой седмицы  Великого Поста Церковь к утешению и  назиданию постящихся, Божественным  свидетельством утверждая  могущество поста и молитвы, открывшее  Иоанну лествицу рая и возведшее его на  высоту духовного совершенства,  благовествует, что дух злобы изгоняется из  человека только молитвою и постом, и  вместе предвозвещает приближающуюся  радость воскресения Христова (Мк. 17-31).
  Протоиерей Г.С. Дебольский,
  «Дни богослужения Православной  Церкви» т. 2
Записан
Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе.

Светланa

  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 8 503
  • Вероисповедание:
    православная христианка
Поучение в четвертую неделю Великого поста.
Значение поста по отношению к падшим духам


Святитель Игнатий (Брянчанинов)

Сей род, — сказал Господь своим апостолам о духах злобы, — ничимже может изыти из одержимых ими, токмо молитвою и постом (Мк.9:29). Вот новая черта поста! Пост приемлется Богом, когда предшествует ему великая добродетель — милость; посту приготовляется награда на небе, когда он чужд лицемерства и тщеславия; пост действует, когда сопряжена ему другая великая добродетель — молитва. И как действует? Не только укрощает страсти в человеческом теле, но вступает в борьбу с духами злобы, побеждает их.

Отчего пост, который сам по себе — телесный подвиг, может действовать или содействовать молитве в брани против духов? И отчего, наоборот, бесплотные духи могут подчиняться влиянию на них поста?

Причина действия поста на духов злобы заключается в его сильном действии на наш собственный дух. Укрощенное постом тело доставляет человеческому духу свободу, силу, трезвенность, чистоту, тонкость. Только в таком настроении дух наш может противостать невидимым врагам своим. Аз же внегда они, демоны, стужаху ми — говорит боговдохновенный Давид — облачахся во вретище, и смирях постом душу мою, и молитва моя в недра мое возвратися (Пс.34:13). Пост доставляет уму трезвенность, а молитва есть оружие ума, которым он отгоняет от себя невидимых супостатов. Пост смиряет душу, освобождая ее от ожесточения и напыщения, являющихся от пресыщения, а молитва постящегося делается особенно сильною, произносится не поверхностно, произносится из самой души, из глубины сердца, направляет, возносит его к Богу.

Мрачные духи злобы совершили два тяжких преступления[1]: первое было причиною их извержения из сонма святых ангелов; второе преступление было причиною их невозвратного отвержения. На небе они возмутились против Бога; предводитель их, ослепленный самомнением, захотел сделаться равным Богу. За преступную попытку свергнутые с неба в поднебесную они позавидовали блаженству новосозданного человека, и совершили новое преступление: обольстив человека, увлекли его в свое падение. Последнее злодеяние падших ангелов окончательно решило их участь: им они запечатлели себя во зле; по причине его вполне отступила от них благодать Божия; они преданы самим себе, своей злобе, своему греху, который зачали и родили в себе, которым попустили проникнуться естеству своему. Уже никогда никакой мысли доброй, уже никогда никакого ощущения доброго не приходит ангелу отверженному. Он весь, всецело, погружен во зло, желает зла, изобретает зло. Палимый ненасытною жаждою зла, он ищет насытиться злом, и не может. Все совершенное и совершаемое им зло представляется ему недостаточным пред тем злом, которое воображается ему, которого ищет его нестерпимая жажда зла. Будучи сотворен светоносным ангелом, он низвержен за свои преступления ниже всех скотов земных. Яко сотворил ecu сие убийство человеку, — сказал разгневанный Бог сатане, застав его на месте преступления в раю, близ человеков, только что низверженных им в падение, — проклят ты от всех скотов и от всех зверей земных: на персех твоих и чреве ходити будеши, и землю снеси вся дни живота твоего (Быт.3:14). Дух бесплотный обрекается на помышления и ощущения единственно земные, страстные; в них его жизнь, в них его сокровище. Дух лишается способности к занятию духовному; плотские занятия объемлют его вполне. Дух для мысленного жительства низводится из лика духов в состояние плотское, и в этом разряде встает ниже всех скотов и всех зверей земных. Скоты и звери действуют по законам естества своего, а падший дух, вращаясь в естестве скотов и зверей, вращается в естестве, ему несродном, унизительном. Он не хочет и не может правильно действовать в этом естестве: он непрестанно злоупотребляет этим естеством. Такая греховная вещественность падшего ангела подчиняет его влиянию поста, освобождающего наш дух из-под владычества плоти. Падший ангел, приступая к постящемуся человеку, уже не видит того вещественного преобладания, которое ему вожделенно и нужно; уже он не может возмутить крови, благодетельно прохлажденной постом; уже он не может возбудить плоти, несклонной к игранию, обузданной постом; уже не повинуются ему ум и сердце, ощутившие по причине поста особенную духовную бодрость. Увидев сопротивление, гордый падший дух отступает, потому что он не терпит сопротивления и противоречия. Он любит немедленное согласие, немедленную покорность. Несмотря на то, что он на персях и чреве ходит, несмотря на то, что он питается единственно землею, — мысль быть подобным Богу не оставила его: он ищет поклонения и поклонников. Дерзнул он Сыну Божию показать вся царствия вселенныя в часе времене и обещал дать Ему всю власть над ними и славу их, требуя за то поклонения себе (Лк.4:5-7); и ныне он не престает представлять последователям Сына Божия прелести мира, живописуя их в мечтании соблазнительнейшими чертами и красками с тем, чтоб исторгнуть каким бы то ни было обманом поклонение себе. Противитеся диаволу, и бежит от вас, — сказал святой апостол Иаков (Иак.4:7); а другой апостол сказал: восприимите щит веры, в немже возможете вся стрелы лукавого разженныя угасити (Еф.6:16). Возведем силою веры око ума к вечности, к неизреченному блаженству, ожидающему праведников в вечности, и к столько же неизреченным мукам, ожидающим там нераскаянных и упорных последователей змея. Такое созерцание возможно нам только тогда, когда тело будет приведено в порядок и будет содержаться в порядке постом, когда чистою молитвою, возможною только при посте, мы прилепимся к Господу, соделаемся един дух с Господом (1Кор.6:17). «Змей пресмыкается постоянно по земле соответственно Свыше произнесенному на него приговору, — сказал святой Иоанн Златоуст, — если хочешь быть в безопасности от его ядовитого угрызения — будь умом и сердцем постоянно превыше земли»[2]. Тогда ты возможешь воспротивиться ему, и он, гордый, не терпя противления, убежит от тебя.

Где же люди, одержимые духом нечистым? Где те люди, которых бы он терзал и мучил, как терзал и мучил юношу, упоминаемого ныне в Евангелии? По-видимому, их нет или они очень редки: так рассуждает тот, кто на все смотрит поверхностно и земную жизнь свою приносит в жертву рассеянности и греховным наслаждениям. Святые отцы рассуждают иначе. «Свободу, — говорят они, — обрете диавол со бесы, отнележе преслушанием содела человека изгнанным из рая и отлученным от Бога, колебати умне, и в нощи и во дни, словесность всякаго человека»[3]. Подобный тем мучениям и терзаниям, которым, по повествованию Евангелия, подвергалось тело юноши от злобного духа, страждет от него и душа, особливо подчинившаяся произвольно влиянию его и признавшая за истину ту убийственную ложь, которую он непрестанно представляет нам для нашей погибели, прикрывая ее личиною истины для более удобного обмана и более удачного злодеяния. Трезвитеся, бодрствуйте, — предостерегает нас святой апостол Петр, — зане супостат ваш диавол, яко лев рыкая, ходит, некий кого поглотити. Ему же противитеся тверди верою (1Пет.5:8-9). Какими орудиями действует на нас падший ангел? Преимущественно помыслом греховным и греховным мечтанием. От противящихся ему он бежит, а непознающих его, беседующих с ним и вверяющихся ему он колеблет, мучит и погубляет. Как сам он на чреве ходит и не способен к помыслам духовным, так и перед нашим воображением он живописно рисует сей преходящий мир с прелестями и наслаждениями и вместе входит в беседу с душою об осуществлении несбыточных мечтаний. Он предлагает нам земную славу, он предлагает нам богатство, он предлагает нам пресыщения, он предлагает наслаждения плотскими нечистотами, к которым, по выражению святого Василия Великого, не только получил сочувствие, но которых он, будучи сотворен духом бесплотным, соделался родителем[4]. Он предлагает все это в мечтании и вместе указывает на способы противозаконные к осуществлению мечтаний противозаконных. Он ввергает нас в печаль, в уныние, в отчаяние — словом сказать, он неусыпно печется о погибели нашей средствами и благовидными и неблаговидными: и явным грехом, и грехом, прикрытым личиною добра, умащенным приманкою наслаждения. Сия есть победа, победившая мир — вера наша, — говорит святой Иоанн Богослов (1Ин.5:4). Вера — орудие победы над миром — есть вместе и орудие победы над падшими ангелами. Кто, презирающий оком веры в возвещаемую словом Божиим вечность, не соделается хладным к кратковременным преимуществам мира? Кто, будучи истинным учеником Господа нашего Иисуса Христа, захочет попрать Его всесвятые заповедания для наслаждения греховного, представляющегося приманчивым до вкушения, являющегося гнусным и убийственным по вкушении? Какую силу может иметь над учеником Христовым обворожительная картина земных преимуществ и наслаждений, даже ужасная картина земных бедствий, рисуемая лукавыми духами для приведения зрителя в уныние и отчаяние, когда силою Слова Божия напечатлелась в душе его величественная картина вечности, пред которою всякая земная живопись бледна, ничтожна? Святой Иоанн Богослов, возвестивший, что победа, победившая мир, есть вера наша, приветствует истинных чад Христовых, победивших мир, с победою над падшим ангелом и сонмищем подручных ему духов: пишу вам, юноши, говорит он, яко победисте лукавого (1Ин.2:13). Юношами названы здесь христиане, обновленные Божественною благодатью. Когда служитель Христов окажет должное мужество и постоянство в борьбе с духами злобы, тогда нисходит в душу его Божественная благодать и дарует победу, тогда обновляется яко орля юность (Пс.102:5) его, та нестареющая юность, которою он украшен был Создателем при создании, которую заменил неисцельною ветхостью при произвольном падении. Не любите мира, ни яже в мире. Аще кто любит мир, несть любве Отчи в нем. Яко все, еже в мире, похоть плотская, и похоть очес, и гордость житейская, несть от Отца, но от мира сего есть. И мир преходит, и похоть его: а творяй волю Божию, пребывает во веки (1Ин.2:15-17).

Возлюбленные братия! Отчего и нам не быть победителями мира и миродержца? Победили их подобные нам человеки, облеченные плотью и немощами человечества; победили его не только доблестные мужи, победили его и хилые старцы, и слабые жены, и малые дети; они победили и не оставили нам никакого извинения в побеждении, если мы подвергнемся ему. Пред ними стоял тот же мир со своими обольщениями; около них пресмыкались те же невидимые змеи, употреблявшие все усилия, чтоб низвлечь и вселить души их в персть. Сердца и мысли победителей были горе! Ограждая постом тела свои, они укротили, остановили в них влечение к земному наслаждению! Посредством поста они доставили духу возможность пребывать в непрестанном трезвении и бодрствовании, доставили ему возможность неусыпно следить и наблюдать за многоразличными кознями диавола! Облегчив постом тела свои, облегчив им самый дух, они дали возможность духу прилепиться к Господу чистою и постоянною молитвою, получить Божественную помощь, оживить свою веру от слуха, веру от слуха соделать извещением, духовною силою — этою силою одержать совершенную победу над миром и духами злобы. Такая вера, как научает нас святой Иоанн Богослов, называя ее уже дерзновением к Богу и заимствуя учение о ней из своих святых опытов, приобретается услышанною молитвою[5]. Такою верою праведники невидимого Бога как бы видят, сказал святой апостол Павел[6]. При видении Бога естественно, что скрывается от взоров мир! Преходящий мир делается как бы несуществующим и не на что опереться миродержцу для его брани. Трезвитеся, братия, и бодрствуйте, зане супостат ваш диавол яко лев рыкая ходит, иский кого поглотити, ему же противитеся, тверди верою, восприяв щит веры (1Пет.5:8-9). веры деятельной, веры живой, веры благодатной, для которой способен только тот подвижник Христов, который приуготовился к брани с духами злобы прощением ближним согрешений их, то есть милостью и смирением, и вступил в эту брань, облеченный в орудие поста и молитвы. Аминь.

[1] Преподобный Кассиан. Собеседование 8, 9 и 10.
[2] Свт. Иоанн Златоуст. Беседа 8 на Послание к Римлянам.
[3] Симеон Новый Богослов. Доброт., ч. 2. См. Слово Никифора Монашествующего.
[4] Каноник, 1-я молитва от осквернения.
[5] См. 1Ин.5:13-15.
[6] См. Евр.11:27.


http://www.pravoslavie.ru/put/4127.htm
Записан
Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе.

Светланa

  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 8 503
  • Вероисповедание:
    православная христианка
Лествичник


Преподобный Иоанн Лествичник. Икона XVI в.

«О, если бы я только мог / Хотя отчасти, / Я написал бы восемь строк / О свойствах страсти. / О беззаконьях, о грехах, / Бегах, погонях, / Нечаянностях впопыхах, / Локтях, ладонях», – так писал Пастернак, отдавая себе отчет, что точное, меткое слово о страстях дается тяжело и таких слов не может быть много. Точное слово о страстях выскальзывает из рук, как мокрая и живая рыба, и сами страсти сплетаются между собой, сращиваясь друг с другом, образуя отвратительное единство. Разумеется, слово «страсти» в данном случае используется как синоним выражения «болезнь души», а не как романтическое томление или благородный пожар в крови.

То, в чем бессильным себя признавал Пастернак, давно сделано игуменом Иоанном, по прозвищу Лествичник. Этот раб Божий написал не восемь строк, но целую книгу о страстях и борьбе с ними. Книга эта родилась как следствие опыта борьбы и победы, поскольку в привычном состоянии человек находится на каторжных работах у греха и – о, горе! – беды своей не замечает. Только когда человек освободится или начнет освобождаться, ему дается взгляд со стороны на себя самого, а значит, возможность описывать процесс внутреннего исцеления.

Эта книга действительно «о беззаконьях, о грехах, бегах, погонях», и начинается она с главы о бегстве из мира. Это – первая из 30 ступеней, ведущих к Царю Христу, и поэтому «Лествицу» подобает читать монахам в первую очередь. Людям, остающимся в миру и не способным на полноценное и безвозвратное бегство, книга эта тоже нужна, но не в качестве настольной. Она нужна как пример небесного мышления, обитающего в хрупкой телесной оболочке. Пожалуй, в Великий пост, когда супружеские ложа остывают и освящаются воздержанием, когда пища на столе монахов и мирян существенно не отличается, человек, не носящий черные ризы, может прочесть нечто из монашеских книг. Заниматься же подобным чтением постоянно и во всякое время для мирянина может быть опасно. Опасность заключается в том, что образ жизни должен соответствовать избранному чтению. А если книги и жизнь различны, душа раздваивается, страдая сама и нанося страдание тем, кто рядом.

Итак, никуда не уходя из мира телом, мы должны быть в некую меру свободны от мирского духа. Симеон Новый Богослов говорит нам, что «мир есть ни серебро, ни злато, ни лошади, ни мулы, ни яства, ни вино, ни хлеб. Не есть он ни дома, ни поля, ни виноградники, ни загородные жилища. А что же? Грех, пристрастие к вещам и страсти». Если это – «мир, который во зле лежит», то от него можно бежать, оставаясь на месте.

И слова мудрых лучше, чем что иное, обличают грех, живущий в человеке. Слова мудрых многое ставят на свои места и дают точную цену тем блестящим фальшивкам, которые мы сами склонны назвать добродетелями.

Лествичник, к примеру, пишет, что усердное подвижничество в миру чаще всего питается тщеславием, как бы некими грязными и тайными стоками. О духе человека нельзя ничего узнать, покуда человек живет на глазах многих. Мирским аналогом подобных слов можно считать песню, советующую: «Парня в горы с собой бери». Любая ситуация, несущая опасность или непривычную тяжесть, требующая жертвенности и братской спайки и не обещающая в награду цветов и медалей, показывает, кто есть кто. «Там поймешь, кто такой», – говорится в песне. А вот слова преподобного: «Видел я многие и различные растения добродетелей, насаждаемые мирскими людьми и, как бы от подземного стока нечистоты, напаяемые тщеславием, окапываемые самохвальством и утучняемые навозом похвал. Но они скоро засохли, когда были пересажены на землю пустую, недоступную для мирских людей и не имеющую смрадной влаги тщеславия».

Это – колючие слова, такие, какими и подобает быть словам подлинной мудрости. «Слова мудрых – как иглы и как вбитые гвозди, и составители их – от единого пастыря» (Еккл. 12: 11). Ужас последнего и справедливого Суда ведь может быть не столько в том, что мы грешили, и грешили много, а в том, что даже лучшие наши порывы и старания были глубоко отравлены грехом и недостойны блаженной вечности. Вот где подлинная беда, и я не знаю, откуда может прийти исцеление, если не от осоленных мудростью слов духовного опыта. Сказал некто из имевших в себе любовь, что книги святых достойны того же почитания, что и мощи святых, а может, и большего.

Или еще пример.

Трудно найти человека, не мучающегося, хотя бы по временам, от блудной похоти. «Господствующим в мире» назвал «растление похотью» апостол Петр, и нам не надо много читать, чтобы подтвердить справедливость этих слов. Но как бороться? Есть пост и молитва, но то ли мы не знаем силы того и другого, то ли грех так силен, что свободными мы себя не чувствуем. Можно бежать от мира, затыкая уши и закрывая глаза. Но соблазн пойдет за тобой повсюду, потому что пробрался в память и ядовитой сладостью поселился в сердце. И вот Лествичник дает неожиданный совет: «Усердно пей поругание, как воду жизни, от всякого человека, желающего напоить тебя сим врачевством, очищающим от блудной похоти, ибо тогда глубокая чистота воссияет в душе твоей и свет Божий не оскудеет в сердце твоем».

Вот оно как. Вы мучились в тайне сердца от прелюбодейной занозы и день, и два, и более. А потом вас нежданно вызвал к себе начальник и смешал вас с грязью, обвиняя во всех действительных и выдуманных недочетах. Теперь блуд надолго отойдет от души, уступая место горькой обиде, и таким образом Бог отведет вас от пропасти, на краю которой вы уже стояли. А обиды пройдут, обиды не так опасны.

***

Для спасения необходим так называемый «разум спасения», без которого все труды рискуют оказаться сеянием на асфальте и пахотой на болоте. Молящийся дурак из пословицы земными поклонами действительно разбивает лоб и кроме этой ненужной травмы никаких плодов больше не достигает. Откристаллизовавшийся опыт Церкви поэтому должен быть нами востребован, и на внимательное знакомство с ним нужно найти и время, и усидчивость. Это чтобы не бежать в ложном направлении и не бить воздух (см.: 1 Кор. 9: 26).

«Лествица» не Типикон, и ценность ее иная. Там не описаны молитвенные правила, не определены количества поклонов или мера вкушения пищи. Там раскрыты куда более важные вещи, действие которых поверхностному взгляду не открывается. По сути, чтение подобных книг есть исцеление от слепоты. И мы сами, сколько лет жизни бы нам ни отмерил Господь, никогда бы не разобрались в своей внутренней жизни с той степенью глубины и ясности, с которой это сделал игумен горы Синайской Иоанн.

Такие книги, как «Лествица», читаются всю жизнь и усваиваются потихоньку, по мере практических усилий. Дышит в них та мудрость, которая, «во-первых, чиста, потом мирна, скромна, послушлива, полна милосердия и добрых плодов, беспристрастна и нелицемерна» (Иак. 3: 17).

Протоиерей Андрей Ткачев
Записан
Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе.
Страниц: [1]   Вверх
 

Страница сгенерирована за 0.197 секунд. Запросов: 18.



Рейтинг@Mail.ru

Поддержка сайта - Кинетика