Межконфессиональный и межрелигиозный диспут > Православие и христианские конфессии

Догматические различия между православием и католичеством.

(1/3) > >>

Вячеслав С.:
По просьбе модераторского корпуса, и на усмотрение модераторов раздела публикую.
С огромной благодарностью ко всем, с кем мне довелось работать на форуме.

Введение

Настоящая подборка материалов обращена прежде всего к православным участникам межконфессионального диалога на настоящем форуме,  а также ко всем, желающим понять суть основных догматических различий православного и католического вероучения.

К сожалению, попытки систематизировать различия католического и православного вероучения, которые ранее предпринимались на форуме или в наиболее широко распространенной литературе нельзя назвать в полной мере удовлетворительными. Очень много внимания в литературе полемической направленности почему-то уделялось второстепенным различиям, либо даже мнимым различиям. Например, нередко можно встретить утверждение, что католики причащают мирян под одним видом - но это не вполне и не везде соответствует действительности. Также католиков обвиняют в использовании при причастии исключительно пресного хлеба - однако и это не совсем оправданно с полемической точки зрения, т.к. в лоне КЦ присутствуют юрисдикции восточного обряда, не имеющие обрядовых различий  с Православной Церковью (в том числе не использующие в богослужении орган).

Хотелось бы обратить внимание православных участников форума, что использование в полемике устаревших, неточных аргументов дискредитирует правильную в основе своей позицию - отстаивать те положения православного вероучения в которых мы видим свое реальное отличие от католиков конечно нужно.

Не претендуя на полноту освещения затронутых проблем, авторы настоящей подборки попытались не только высказать свое мнение о заявленной теме, но и составить библиографию для всех желающих продолжить собственное исследование православно-католического диалога.

В случае, если впоследствии окажется, что при составлении этой подборки были допущены неточности, мы оставляем за собой право внести поправки в настоящий текст, ради повышения его ценности как сжатого изложения различий православного и католического вероучения.

Хотелось бы обратить внимание читателей, что по ходу компиляции текста подборки мы иногда использовали прямые цитаты из приведенных нами источников, не указывая при этом, что цитируем текст, непосредственно взятый оттуда. Это было сделано не с целью присвоить авторство чужого текста, а в силу ограничений форума на размер сообщения (не более 10 000 знаков), не позволяющих оформить цитирование надлежащим образом. Главным образом из источников, приведенных нами, взяты даты, исторические факты, цитаты Св.Отцов и некоторые промежуточные выводы, поэтому во всяком случае хотелось бы заметить, что в части фактического материала мы опирались не на собственные исследования, а на работы авторов, которых и указали в конце каждой главы в качестве источников.

При составлении подборки был использован следующий план (с указанием в скобках автора, ответственного за материалы подборки):

Введение (Вячеслав С.).
1) Католические догматы о примате Папы и его непогрешимости (Сергей Висленев, Артемъ, Вячеслав С.) .
2) Католический догмат об исхождении Святого Духа от Сына (филиокве) (Артемъ)
3) Католические сотериологические догматы (Артем, Артемъ, Вячеслав С.)
4) Католическая мариология: догматы о Непорочном зачатии Богоматери и о Ее телесном вознесении (Вячеслав С.)
5) Комментарий редактора: почему не бывает "второстепенных" догматов (Вячеслав С.)
6) Православные догматы о нетварной благодати («паламитские догматы») (Вячеслав С.)
 Заключение: православное исповедание веры как экклезиологический критерий (Вячеслав С.)

Общая редакция и интеграция глав в единый текст: Артемъ, Артем, Вячеслав С.

Вячеслав С.:
1) Католические догматы о примате Римского Первосвященника и его непогрешимости

"С одобрения священного собора учим и постановляем мы, как Богом откровенный нам догмат, что Римский папа, когда говорит ex cathedra, т.е. при отправлении своих обязанностей пастыря и учителя всех христиан, и, на основании свыше дарованной ему апостольской власти, определяет учение, касающееся веры или нравов и обязательное для всей церкви, то обладает, в силу обещанной ему в лице св. Петра Божественной помощи, непогрешимостью, которую Божественный Искупитель даровал своей церкви. Вследствие этого постановления Римского папы, по собственной присущей им силе и независимо от одобрения церкви, не подлежат никаким изменениям. Кто же дерзнет, чего Боже сохрани, возражать против сего нашего постановления, тот да будет предан проклятию и отлучен от церкви."

Декрет о непогрешимости Папы. 18 июля 1870 года.
--
"Все мы, православные, убеждены, что в первом тысячелетии существования Церкви, во времена неразделенной Церкви, было признано первенство епископа Рима, папы. Однако первенство это было почетным, в любви, не являясь юридическим главенством надо всей Христианской церковью"... "Это первенство не относится к Божественному праву, данному Христом святому апостолу Петру и переданному им всем епископам Рима. Такое понимание первенства римского епископа христианский Восток никогда не разделял"

Патриарх Константинопольский Варфоломей I. 26 ноября 2007 года.
--
Целью настоящей главы является определить непредвзято, с твердой опорой на источники современный взгляд Римо-Католической Церкви (далее "КЦ") на так называемый «примат папы», т.е. первенствующее, особое догматическое и каноническое положение епископа Рима.

Источниками знаний о католическом понимании примата Папы в настоящее время являются следующие фундаментальные документы:
- Догматическая конституция II Ватиканского Собора  "Lumen gentium" (Свет народам)  1964 года;
- Кодекс канонического права 1982-83 годов;
- Катехизис КЦ 1992 года;
- догматическая конституция I Ватиканского Собора «Pastor Aeternus» (Вечный Пастырь) 1870 г.

Все эти документы являются доктринальными и официально излагают учение КЦ.

У православного христианина, знакомого с православными полемическими трудами, может сложиться впечатление, что католические вероучительные документы с каждой своей страницы провозглашают незыблемость папской власти. Каково же будет удивление исследователя, когда он увидит, как мало места отводится в этих документах власти Папы, насколько эти тезисы кажутся второстепенными по сравнению с достаточно «общехристианской» основой катехизиса и догматических положений.
Действительно, взглянем на Катехизис, документ, о котором Папа Иоанн Павел II говорит: «Катехизис Католической Церкви, который я утвердил 25 июня минувшего года и который сегодня силой своей апостольской власти я распоряжаюсь обнародовать, есть изложение веры Церкви и католического учения, освещенных Священным Писанием, Апостольским Преданием и Учительством Церкви и в их свете удостоверенных. Я признаю его как верную норму преподавания веры, как ценное и законное средство, служащее церковной общине».

Само упоминание о Папе Римском, о его роли в Церкви можно встретить впервые лишь во главе 2 раздела 1 (ст. 2, параграф «Учительство Церкви»). Его роль более-менее подробно раскрывается вовсе в статье 9 главы 3.  Догматическая конституция о Церкви – отводит Понтифику лишь третью главу!  Кодекс канонического права – часть 2 второй книги!

К сожалению, если мы подумаем, что за этой "скромностью" стоит православное определение Папы как первенствующего епископа первой по чести Церкви – нас ждет разочарование. Содержание самых современных догматических постулатов о власти Пап вновь и вновь говорит нам – нет, перед нами неограниченный самодержавный владетель всего в Церкви по некоему утверждаемому КЦ "богоданному" праву. Это и будет показано в данной главе.
   
Догматическая конституция II Ватиканского Собора  "Lumen gentium"  в начале главы «Об иерархическом строении Церкви и, в частности, о Епископате» так говорит о создании Церкви с точки зрения управления:

«Сей Святейший Собор, следуя по стопам Первого Ватиканского Собора, вместе с ним учит и провозглашает, что Иисус Христос, вечный Пастырь, создал Святую Церковь, послав Апостолов, как и Сам Он был послан Отцом (ср. Ин 20, 21), и пожелал, чтобы их преемники, то есть Епископы, были в Его Церкви пастырями до скончания века. А для того, чтобы этот Епископат был един и неделим, Он поставил во главе других Апостолов блаженного Петра и в нём заложил постоянное и зримое начало и основание единства веры и общения. Это учение об установлении, непрерывности, значении и смысле священного Первенства Римского Понтифика и о его безошибочном учительстве Священный Собор вновь излагает всем верным, дабы твёрдо в него веровать, и, продолжая это начинание, постановляет исповедать и провозгласить перед лицом всех учение о Епископах, преемниках Апостолов, которые с Преемником Петра, Наместником Христа  и зримым Главой всей Церкви, управляют домом Бога Живого». LG, III, 18

Это – фундаментальное определение папской власти. Оно вводит и понятие примата власти, и вероучительной безошибочности, пока не определяя их значения. Основанием для власти римского первосвященника предполагается этим документом в поставлении св. ап. Петра главой апостолов.

Дальнейшие постулаты требуют особого разъяснения. Догматическая конституция гласит:
    «Вознеся молитву к Отцу и призвав к Себе тех, кого Он Сам пожелал, Господь Иисус поставил Двенадцать, чтобы они были с Ним и чтобы посылать их проповедовать Царство Божие (ср. Мк 3, 13-19; Мф 10, 1-42). Этих Апостолов (ср. Лк 6, 13) Он объединил в коллегию, или постоянное сообщество (coetus), во главе которого поставил Петра, избранного из их среды (ср. Ин 21, 15-17)». LG, III, 19
    «Апостолы же, проповедуя повсюду Евангелие (ср. Мк 16, 20), принимаемое слушающими под действием Святого Духа, собирают вселенскую Церковь, которую Господь утвердил на основании Апостолов и воздвиг на блаженном Петре, их Начальнике, имея краеугольным камнем Самого Иисуса Христа (ср. Откр 21, 14; Мф 16, 18; Еф 2, 20)». LG, III, 19

Для всей концепции католического учения о Церкви очень важен этот  постулат о коллегии апостолов во главе с их Начальником Петром.
 
«Предварительное пояснительное заключение» к соборным актам гласит: «коллегия понимается не в строго юридическом смысле, то есть как группа равных, делегирующих свою власть своему председателю, но как постоянное сообщество, строй и власть которого должны выводиться из Откровения. Поэтому в Ответе на Модус 12 прямо говорится о Двенадцати, что Господь поставил их как "коллегию, или постоянное сообщество (coetus)"1.

См. также Модус 53, с.: По той же причине к Коллегии Епископов нередко применяются также названия Чин (Ordo) или Состав (Corpus). Параллель между Петром и другими Апостолами, с одной стороны, и Верховным Первосвященником и Епископами — с другой не предполагает ни передачи чрезвычайной власти Апостолов их преемникам, ни, разумеется, равенства (aequalitas) между главой и членами Коллегии, но лишь сопоставимость(proportionalitas) между первым отношением (Пётр — Апостолы) и вторым (Папа — Епископы). Поэтому в № 22 Комиссия решила написать не тем же (eadem), но равным (pari) образом» (1 замечание Вероучительной коллегии).

Таким образом, согласно этому «пояснению», апостолы Господни с самого начала были призваны, как Петр и группа его подчиненных, причем Петр передал свои права начальства по наследству римским епископам, иные же апостолы никому не передали ничего, кроме, как и указано в III главе, своего сана, преподаваемого в епископском посвящении. Еще раз взглянем там же, что такое коллегия:

«Членами Коллегии становятся в силу епископского посвящения и иерархического общения с Главой и членами Коллегии» (2 замечание вероучительной коллегии)

По крайней мере об одном мы можем говорить определенно: термин «коллегия» в католических доктринальных документах надо понимать как «группа, объединенная подчинением некоему лицу».

Можно однако сделать и такой вывод: апостолы, согласно этому определению, были апостолами одновременно в силу своего и призвания, и подчинения Петру.

Эта мысль преображает все постулаты документа:
«Как по установлению Господню святой Пётр и прочие Апостолы составляют одну апостольскую Коллегию, равным образом связаны между собой Римский Понтифик, преемник Петра, и Епископы, преемники Апостолов. Уже очень древний порядок, согласно которому Епископы, поставленные по всему миру, общались друг с другом и с Римским Епископом, храня узы единства, любви и мира, а также созывавшиеся Соборы, на которых важнейшие решения принимались совместно, по рассмотрению мнений многих участников,  знаменуют собою сущность и коллегиальные основания епископского чина. Это с очевидностью подтверждается и Вселенскими Соборами, состоявшимися на протяжении веков. На это указывает и установленный издревле обычай, по которому созывалось несколько Епископов, участвовавших в возведении вновь избранного на высшую степень священства. Членами епископского состава становятся в силу таинства посвящения и иерархического общения с Главой и членами Коллегии». LG, III, 22

Обратите внимание, как причудливо соединены здесь два понятия «коллегиальности»: одно традиционное, «склонность к решению дел не единолично, а путем совещаний с другими», другое – специфическое, «объединенность под единой властью». Таким образом, и общению епископов от древности, и Вселенским Соборам усваивается то же самое свойство – совещания под властью Папы.  Далее:

Вячеслав С.:
   «Однако это следует понимать так, что Коллегия, или состав, Епископов обладает властью лишь совместно с Римским Понтификом, преемником Петра, в качестве её Главы, причём в неприкосновенности остаётся первенство его власти в отношении всех: как пастырей, так и верных. Ибо в силу своей должности, то есть как Наместник Христа и Пастырь всей Церкви, Римский Понтифик обладает в Церкви полной, верховной и универсальной властью, которую он всегда вправе свободно осуществлять. Чин же Епископов, преемствующий собору Апостолов в учительстве и в пастырском управлении — и в котором, более того, сонм Апостолов непрерывно пребывает — со своим Главой, Римским Понтификом, и никогда без этого Главы, также является субъектом верховной и полной власти во всей Церкви,  однако эта власть не может осуществляться без согласия Римского Понтифика. Господь поставил одного Симона как скалу и ключаря Церкви (ср. Мф 16, 18-19) и сделал его Пастырем всего Своего стада (ср. Ин 21, 15 слл.); но, как известно, власть вязать и разрешать, данная Петру (ср. Мф 16, 19), была дана также собору Апостолов, соединённому со своим Главой (ср. Мф 18, 18; 28, 16-20).  Поскольку этот собор, или Коллегия, состоит из многих членов, она выражает многообразие и вселенскость Народа Божия; поскольку же она собрана под одним Главой, она выражает единство стада Христова. В ней Епископы, верно соблюдая первенство и верховенство своего Главы, осуществляют свою собственную власть на благо своих верных, а также и всей Церкви, тогда как Святой Дух непрестанно укрепляет её органическое строение и согласие в ней. Верховная власть во вселенской Церкви, которой пользуется эта Коллегия, осуществляется в торжественном порядке на Вселенском Соборе. Вселенский Собор имеет место лишь в том случае, если он утверждён или, по крайней мере, принят как таковой Преемником Петра. При этом прерогатива Римского Понтифика — созывать такие Соборы, председательствовать на них и утверждать их.  Та же коллегиальная власть в единении с Папой может осуществляться Епископами, обитающими в разных краях земли — но лишь в том случае, если Глава Коллегии призовёт их к коллегиальному действию или, по крайней мере, одобрит или свободно примет согласованное действие Епископов, живущих по всему миру, чтобы тем самым совершилось подлинно коллегиальное деяние». LG, III, 22

        Откровенность и честность этого разъяснения практически не оставляют вопросов. Всякой властью в Церкви обладает Папа, или же те, кому Папа доверил временно ее иметь. Власть епископов осуществляется в силу подчинения Папе с его согласия.    Интересно и замечание о «вселенскости Народа Божия»: эта вселенскость выражается в том, что тех, кому Папа может делегировать разнообразные права, может быть много, и они могут разниться между собой. Вселенский Собор или какой –либо другой собор не может быть собран, не может принять решений без Папы. Со всей определенностью надо заявить  - полемический постулат о том, что Папа выше всей Церкви и есть без Церкви полноценный Папа, Церковь же без Папы неполноценна, находит полнейшее оправдание в данном положении. Несомненно, на практике система не так авторитарна, как описывается в догматической конституции, но надо помнить, что  именно это есть вероучение Римо-Католической Церкви о себе самой.

    Небезынтересно будет заметить, что приведенный выше постулат несколько противоречит с практикой признания власти православных епископов в своих епархиях, но по этому вопросу имеется разъяснение соборной Вероучительной Комиссии:
     «Без иерархического общения сакраментально-онтологическое служение, которое следует отличать от канонически-юридического аспекта, осуществляться не может. Однако Комиссия решила не входить в обсуждение вопросов о позволительности (liceitas) и действительности (validitas), оставив их на обсуждение богословам, особенно в том, что касается власти, фактически осуществляемой у отделённых Восточных христиан, которую объясняют по-разному».

       Таким образом, действенность, или, по крайней мере, законность православных епископов с католической точки зрения представляется вопросом, требующим разрешения, противоречащим положению о необходимости для епископской власти коллегиальности с Папой.

       Статус епископов таков, что с ними необходимо соглашаться в вопросах веры и нравов. Особенно необходимым объявляется согласие с учительством Папы, причем не указывается, что это учительство ограничивается вопросами веры:
        «Епископов, учащих в общении с Римским Понтификом, все должны почитать как свидетелей Божественной и кафолической истины; верные же должны соглашаться с суждением своего Епископа по вопросам веры и нравов, высказанным от имени Христа, и держаться его с благоговейным послушанием духа. Однако это благоговейное послушание воли и разума следует прежде всего проявлять по отношению к аутентичному учительству Римского Первосвященника — даже тогда, когда он не говорит "ех cathedra". Это означает, что его верховное учительство следует почтительно признавать, высказанных им суждений следует искренне придерживаться согласно выраженной им мысли и воле, которая проявляется прежде всего либо в характере тех или иных документов, либо в неоднократном изложении одного и того же учения, либо же в самой словесной форме какого-либо высказывания». LG. III. 25
           Несомненно, более авторитетным видом учительства является учительство безошибочное, и вот что говорится о нем в том же пункте:
      «Хотя отдельные Предстоятели и не обладают прерогативой безошибочности, тем не менее, когда они, даже будучи рассеяны по всей земле, но сохраняя при этом связь общения друг с другом и с преемником Петра, аутентично учат о вопросах веры и нравов и сходятся на том, что некое суждение следует принимать как окончательное, тогда они безошибочно провозглашают учение Христа. И это становится ещё более очевидным, когда, объединившись на Вселенском Соборе, в вопросах веры и нравов они являются для всей Церкви учителями и судьями, чьих определений надлежит придерживаться в послушании веры.

Эта безошибочность, которой Божественный Искупитель пожелал наделить Свою Церковь в определении учения о вере и нравах, простирается столь же широко, сколь и сокровищница Божественного Откровения, которая должно свято храниться и верно излагаться. В силу своей должности этой безошибочностью обладает Римский Понтифик, Глава Коллегии Епископов, когда он, как верховный Пастырь и учитель всех верных Христу, утверждающий в вере братьев своих (ср. Лк 22, 32), окончательным образом провозглашает какое-либо учение о вере и нравах. Поэтому его определения по праву называются непреложными сами по себе, а не по согласию Церкви, ибо выносятся они при содействии Святого Духа, обещанном ему в лице блаженного Петра и, следовательно, не нуждаются ни в каком утверждении иных лиц и не подлежат никакой апелляции в другой суд. Ибо в этих случаях Римский Понтифик выносит решение не как частное лицо, но излагает или защищает учение католической веры как верховный учитель вселенской Церкви, в котором единственно присутствует благодатный дар безошибочности самой Церкви. Безошибочность, обещанная Церкви, наличествует и в составе Епископов, когда они вместе с Преемником Петра осуществляют верховное учительство. Этим определениям никогда не может быть отказано в согласии Церкви благодаря тому действию Святого Духа, которым всё стадо Христово оберегается и движется вперёд в единстве веры».  LG. III. 25

       В приведенном отрывке налицо проявление все того же фундаментального понятия «колллегиальности». Попробуем проследить мысль составителей: Безошибочность – учительское свойство Церкви. Им обладают епископы, подчиненные Папе. Если они согласны с Папой и друг другом, то могут учить о вере безошибочно. Это проявляется в утверждениях любой группы епископов. Более очевидно – в утверждениях большой группы, Вселенского Собора. Папа имеет харизматический дар безошибочности, ему содействует Дух Святой. Он, можно сказать, даром Святого Духа и от Его Лица учит Церковь, поэтому, его постановления не нуждаются в утверждении Церковью, так как у Церкви такого дара, очевидно, нет, либо он иначе, как через Папу, не проявляется.  Однако же, Папа, как и в случае употребления своей власти, может допустить епископов к коллегии с собой и, таким образом, безошибочное суждение выносится коллегией.

         Попробуем подвести некоторые итоги нашего анализа догматической конституции Lumen Gentium:
1. Папа есть обладатель полной, верховной и универсальной власти в Церкви.
2. Епископы обладают своей властью в силу рукоположения и подчинения Папе.
3. Епископы не являются преемниками апостолов, тогда как Папа – преемник ап. Петра
4. Власть в Церкви есть прерогатива Папы, но он волен делегировать ее группе епископов, объединенных подчинением Папе.
5. Безошибочность в Церкви есть дар Святого Духа Папе, через который он учит Церковь. Учительские права имеют и епископы, по одиночке, либо группой, вплоть до Вселенского Собора, объединенные подчинением Папе, и Папа, в коллегиальном с ними объединении, придает их общим суждениям безошибочность.

Вячеслав С.:
2) Католический догмат об исхождении Святого Духа от Сына (филиокве)

Канонический аспект учения о filioque

Какие-либо изменения, дополнения и уточнения в Символ Веры обязательно должны быть санкционированы Вселенским собором, т.к. Никео-Цареградский Символ Веры был принят именно Вселенскими соборами. Как писал А.С. Хомяков, “решив догматический вопрос без содействия своих восточных братьев, Запад тем самым подразумевательно объявил их сравнительными недорослями, разжаловал их в илотов по вере и благодати и чрез это отверг их от Церкви” (“По поводу одного окружного послания парижского архиепископа”).

Конечно, на Флорентийском соборе (1438-1439 гг.), который с организационной точки зрения вполне может быть назван Вселенским, filioque было «санкционировано» всеми православными участниками диалога, за исключением св.Марка Эфесского. Однако на момент проведения Флорентийского собора. в Римской церкви filioque давно считалось уже догматом. Уже в 1054 г. кардинал Гумберт обвинил греков в духоборчестве на том основании, что те не исповедуют исхождения Духа от Сына. В 1091 г. собор в Бари провозгласил анафему всем, кто не исповедует, что Дух Святой исходит от Сына. Лионский собор 1274 г. также анафематствовал тех, кто не разделяет учение о filioque: “Мы осуждаем и опровергаем тех, кто отважится отрицать, что Дух Святой вечно исходит от Отца и Сына”. Эти примеры показывают, что Флорентийский Собор не был созван для равноправного обсуждения целесообразности введения догматической «прибавки» filioque.

Догматический аспект учения о filioque

Дух Святой единосущен Отцу и Сыну – это непререкаемая истина.  Ясно выражает эту мысль блаж. Феодорит: "О Духе Святом говорится, что не от Сына или чрез Сына Он имеет бытие, но что Он от Отца исходит, свойственен же Сыну, как именуемый единосущным с Ним" (“О Третьем Вселенском соборе”). Именно в смысле единосущности следует понимать, например, выражение “Дух Христов”, которое встречается в Писании (см., например, Рим. 8:9)

Отцы ясно отличают учение о единосущности Духа Святого Отцу и Сыну от учения об исхождении Святого Духа и рождении Сына, которое говорит нам о том, что единственной бытийной Причиной Духа и Сына является Отец. О единоначалии Отца пишет, например, св. Иоанн Дамаскин, который является систематизатором православного богословия святоотеческого периода: "О Духе же Святом и говорим, что Он - от Отца, и называем Его Духом Отца. Но не говорим, что Дух - от Сына; Духом же Сына Его называем. (“Точное изложение православной веры”, 1, 8). В 1,12 св. Иоанн повторяет ту же мысль: "Но Он - Дух также и Сына, не как от Него исходящий, но как исходящий от Отца чрез Него. Ибо один только Отец - Виновник".

Следует обратить особое внимание, что выражение "чрез Сына" в большинстве случаев определенно относится к явлениям Святого Духа в мире, а не к внутритроичной жизни Бога в Самом Себе. В этом же смысле защищал западных богословов и преп. Максим Исповедник, говоря, что они словами "от Сына" имеют в виду указать, что Дух Святой "чрез Сына подается твари, является, посылается", а не от Сына или через Сына имеет бытие. В томосе Влахернского собора 1285 г. который явился православным ответом на Лионский собор 1274 г., где святоотеческие тексты истолковались в духе латинского богословия, говорится, что  "Признано, что Сам Утешитель [т.е. Св.Дух] сияет и вечно проявляется посредством Сына, как сияет свет солнца посредством луча... но это не означает, что Свое бытие Он получает через Сына или от Сына".

Константинопольский патриарх Григорий Кипрский уточняет значение святоотеческих текстов: "Дух имеет Свое совершенное бытие от Отца, Который есть единственная причина, из которой Он исходит вместе с Сыном, Своим, свойственным Ему способом, являясь одновременно через Сына, через Него и при Нем воссиявая, так же как свет исходит от солнца вместе с лучом, сияет и является через него, и при нем, и даже от него... Ясно, что когда некоторые говорят, что Дух Святой исходит от Обоих, то есть от Отца и Сына, или от Отца через Сына, или же что Он является, или воссиявает, или происходит, или существует из сущности Обоих, или же еще из Отца и Сына, то все это не значит, что они исповедуют, что бытие Духа Святого происходит от Сына так же, как от Отца... Действительно, ведь и вода, которую черпают из реки, существует из нее; так и свет существует из луча. Но ни тот, ни другая (то есть ни свет, ни вода) не имеют причиной своего бытия эти две вещи (луч или реку). Действительно, вода существует от источника, от того первоисточника, из которого она изливается, существуя; а свет существует от солнца, откуда он, получая свое сияние, светится вместе с лучом и через него происходит" ("Об исхождении Святого Духа")

Через некоторое время после Влахернского собора в Православной Церкви возник достаточно бурный спор о том, можно ли применять термин "исхождение" для описания этого воссияния и проявления Святого Духа через Сына. Итог спору можно подвести словами св. Григория Паламы: "Не будем отступать от приличий из-за спора о словах..." и "Дух изливается от Отца через Сына и, если угодно, от Сына" на всех, кто того достоин; впрочем, это "излияние" может называться и "исхождением". Важны не слова, а тот смысл, который в них необходимо вкладывать. И св. Григорий Палама пишет: "Когда ты услышишь, что Святой Дух исходит от Обоих, ибо Он исходит сущностно от Отца через Сына, ты должен понимать его учение в следующем смысле: то, что изливается, есть силы Божии и сущностные энергии, но не Божественная ипостась Духа". "Ипостась Пресвятого Духа не исходит от Сына; она не дается и не получается никем; получается и дается только благодать Божия и Божественная энергия".

В соборном же определении Флорентийской унии утверждается иное учение: “мы определяем, что всем христианам надлежит веровать, принять и исповедывать следующую истину веры: что Святый Дух соприсносущен Отцу и Сыну и имеет Свое бытие и Свое существо вместе от Отца и Сына, и что Он происходит вечно от Обоих, как от одного Начала и от одного Изводителя. Мы объявляем, что выражения Учителей и Отцев, утверждающих, что Дух Святый происходит от Отца чрез Сына, надлежит понимать в том смысле, что Сын также является Виновником, — как говорят греки, и что Он — Начало существования Духа Святого, именно в том же смысле, как и Отец, — как говорят латиняне. И поскольку все, что имеет Отец, Сам Отец дал Своему Единородному и рожденному Сыну, кроме свойства быть Отцем, то и самое то (свойство), что Дух Святый происходит от Сына, Сын присносущно имеет от Отца, от Которого также присносущно рожден…”

Вячеслав С.:
Здесь говорится о том, что Святой Дух исходит от Отца и Сына как от Одной Причины. Но Отец и Сын, являясь единым Началом по отношению к Святому Духу, утрачивают свои отличия по отношению к Духу. Также filioque разделяет Троицу, а именно вводит еще одну ипостасную особенность Сына (помимо особенности быть рожденным от Отца особенность изводить Святой Дух). Это сближает Сына с Отцом и разделяет Сына со Святым Духом.

Уже св. Григорий Богослов отклоняет попытку понять, в чем различие между происхождением Лиц Святой Троицы. Различие между исхождением и рождением, в сущности, неизреченно, мы лишь знаем, что оно есть: “Ты спрашиваешь, что такое исхождение Духа Святого? Скажи мне сначала, что такое нерождаемость Отца, тогда в свою очередь я, как естествоиспытатель, буду обсуждать рождаемость Сына и исхождение Святого Духа. И мы оба будем поражены безумием за то, что подсмотрели тайны Божии". Так же говорит и св. Иоанн Златоуст: “Итак, говорится: "Дух Бога", "Дух от Бога Отца" и "от Отца исходит". Что означает — "исходит"? — Не сказал: "рождается"; а то, что не написано, того и не надо мыслить. Сын — от Отца рожденный; Дух — от Отца исходит. Ищешь, конечно, узнать от меня, в чем — различие: как Сей родился, как Тот исшел? В чем же заключается дело? — Узнав, что Сын родился, познал ли ты и понял: каким образом Он родился? — Так что, когда слышишь имя Сына, разумел ли ты и образ рождения? — Это — наименования, возлюбленный, которые должны быть почтены верой и сохранены благочестивым размышлением" (из омилии о Святом Духе).

Таким образом, даже при схожести терминологии смысл учения Православной Церкви и Католической о Святой Троице различен по существу.

Учение о  filioque в современном экуменическом диалоге

В заключение остановимся на документе Папского совета по содействию христианскому единству под названием “Исхождение Святого Духа в греческой и латинской традициях” (1995).

Прежде всего, заметим, что никакие разъяснения не могут отменить догматов, утвержденных на Вселенских (для Римской церкви) соборах (в этом снова проявляется, но уже с другой стороны, канонический аспект учения о filioque: как без Вселенского собора нельзя принять догмат, равно без Вселенского собора нельзя придать ему иное истолкование). Впрочем, эти разъяснения и не отменяют filioque, а лишь придают этому учению несколько другой уклон.

С одной стороны, в документе признается, что единственной Троичной Причиной является Отец. Однако далее, там где Лионский и последующие соборы учат об исхождении Святого Духа от Отца и Сына как от единого Начала, говорится о том, что для Отца и Сына является общим сообщение Святому Духу Божественной сущности: “Святой Дух происходит от Отца и Сына в их сущностном общении… она [сущность] сообщается Ему от Отца и Сына, для Которых она общая...”.

Это опять-таки же разделяет Троицу. Отец и Сын имеют общее свойство сообщения Святому Духу сущности, однако Святой Дух этим свойством не обладает. Если мы считаем сообщение сущности Святому Духу ипостасной особенностью, то тогда в отношении Святого Духа Отец и Сын утрачивают свои ипостасные особенности (модализм). Если же мы считаем это свойством общей сущности Отца и Сына (хотя такой подход вроде бы опровергается цитированием текста, принятым на IV Латеранском соборе), то приходим неявно к неединосущности Духа Отцу и Сыну. Также в этом случае сущность Отца и Сына логически предшествует ипостаси Святого Духа, что является тоже модализмом (сущность предшествует ипостаси).

Приложение: Утверждение и апология учения о filioque в западной традиции

Одним из традиционных аргументов в защиту filioque является то, что если бы Святой Дух исходил только от Отца, то в этом случае Он ничем бы не отличался от Сына, ибо и Сын от Отца происходит. Об этом пишет Фома Аквинат в “Сумме теологии”: “Святой Дyх лично отличается от Сына, посколькy происхождение одного отличается от происхождения дрyгого, но сама разница происхождения идет от того факта, что Cын есть только от Отца, в то время как Святой Дyх- и от Отца, и от Сына. Ибо иначе их происхождения не отличались бы дрyг от дрyга...”

Приведенные выше слова Фомы Аквинского выражают один из основных принципов латинского троичного богословия: Божественные Лица суть отношения. Дух Святой может отличаться от Сына, только если Он от Него исходит. Тем не менее, Святой Дух исходит от Отца как от первой и исходной причины  потому, что именно Отец дает Сыну, вместе со Своей природой, свойство изводить Духа Святого.

Следует отметить, что Фома Аквинский и другие средневековые схоласты развивают те представления, которые уже присутствуют в трудах св. Августина. В своей книге “О Троице” св. Августин пишет: “Выразить в Троице собственные и отличные свойства каждого Лица - значит выразить Их взаимоотношения... Все то, что говорится не о Лицах, рассматриваемых в Их взаимоотношениях, но о каждом Лице, рассматриваемом как таковое, относится к сущности”. “Так же как Отец и Сын суть единый Бог и в отношении твари единый Творец и единый Господь в относительном смысле, так же и в отношении Святого Духа не суть ли Они, с точки зрения отношений, одно-единственное начало?”

Упрощенно выразить причину неприятия Православием такой позиции католического богословия можно так: "никакое свойство не может быть у Двух Лиц Пресвятой Троицы - любое свойство есть либо у Одной Ипостаси, либо сразу у Трех"

Подход блаж. Августина не характерен для Отцов до него или же Отцов, стоящих вне августиновской традиции (см. слова Григория Богослова выше). К сожалению, на примере учения о филиокве мы наблюдаем попытку навязать частное учение, свойственное Августину и просшедшей от него богословской традиции, всей Церкви. В этом причина негативного отношения  Православной церкви к филиокве, которое никогда не было принято церковной полнотой. Однако это не должно приводить нас к осуждению самого Августина (что, увы, позволяют себе иногда некоторые “сверхправильные” православные). Не все мнения Святых Отцов приняты Церковью, некоторые из них даже осуждены как еретические. Надлежит веровать в “то, чему верили всегда, повсюду и все”.  Да и сам св. Августин в заключение своей книги “О Троице” писал: “Господи, Боже Единый, Боже Троице, то, что я сказал в этой книге от Тебя, пусть это будет принято как Твое; если же что-то я сказал от себя, то да простишь меня Ты и те, кто Твои…”

Источники:
1. Св. Фотий Константинопольский. "Мистагогия Святого Духа"
2. Св. Фотий Константинопольский. Окружное послание
3. Св. Григорий Палама. "Слова аподиктические"
4. Святитель Марк Эфесский. Диалог "Латинянин или о прибавлении в Символ"
5. Святитель Марк Эфесский. Сумма изречений о Святом Духе, которые мы собрали, как из пророков и евангелий, так и из Апостолов и Святых Отцев, авторитетно и истинно свидетельствующих о том, что Дух Святой исходит только от Отца, а не - и от Сына.
6. Святитель Марк Эфесский. Силлогические главы против латинян
7. Протопресвитер Михаил Помазанский. Православное догматическое богословие (конкретно, раздел "О Троичности Лиц в Боге при Единстве Божием по Существу. Об исхождении Святого Духа")
8. Архимандрит Плакид (Дезей). Блаженный Августин и "Филиокве"
9. Владимир Лосский. Исхождение Святого Духа в православном учении о Троице
10. Митрополит Амфилохий (Радович). "Филиокве" и нетварная энергия Святой Троицы по учению святого Григория Паламы
11. Алексей Лосев. Филиокве как основа латинского платонизма (аристотелизма)
12. А. Зерникав. Об исхождении Святого Духа
13. Свящ. Сергий Булгаков. Труды о Троичности

Навигация

[0] Главная страница сообщений

[#] Следующая страница