Пожалуйста войдите или зарегистрируйтесь.


Войти
Расширенный поиск  
Страниц: [1]   Вниз

Автор Тема: Церковнославянский язык от 1917 г. до наших дней  (Прочитано 1022 раз)

0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.

Елена

  • Елена Викторовна Тростникова
  • Совет модераторов
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 9 844
  • Вероисповедание:
    православная христианка
    • WWW
Этому посвящена лекция Александра Кравецкого, опубликованная Правмиром:
http://www.pravmir.ru/aleksandr-kravetskiy-tserkovnoslavyanskiy-yazyik-ot-oktyabrya-do-nashih-dney/

Очень интересная лекция. Приведу только выдержки - как указания на разные поднятые там проблемы

Цитировать
Считается, что обновленцы – сторонники всевозможных реформ. По официальной обновленческой версии, именно обновленцы являются наследниками тех дискуссий о церковной жизни, которые проходили в начале XX века. Эта восходящая к обновленческой историографии точка зрения долгое время господствовала, хотя совершенно очевидно, что наследником предсоборных дискуссий был Поместный собор, а истоки обновленческого движения лежат немножечко в ином месте.
(....)

Приверженность обновленцев реформам это не более, чем миф, потому что обновленцы были течением политическим, а не литургическим или реформаторским.

Лишь в 1927 году, уже на закате обновленчества, создается обновленческая комиссия по переводам, которая вроде бы начинала заниматься чем-то серьезным. Но ничего издано не было, все это осталось в виде проектов, и ничем более. В 1929 году было объявлено, что скоро выйдут служебник, требник, каноник, часослов в русском переводе. Но не вышло ничего. Любопытно, что это 1929 год, когда в результате декларации митрополита Сергия у обновленцев исчезает козырь, что только они лояльны власти. И в этот момент обновленцы пытаются что-то сделать, в последний момент они вспоминают реформы, чтобы хоть как-то объяснить верующим или себе, чем же они отличаются от патриаршей Церкви. Но начиналось время уничтожения всех православных объединений – и сергианцев, и обновленцев (в 1929-1930 году уже арестовывали, не глядя на церковную принадлежность).

Цитировать
наступает период, когда церковная организация была полностью разгромлена. Понятно, что ни о какой литургической издательской деятельности здесь речь не шла. Правда, существовал в определенном объеме, как бы сейчас сказали, литургический самиздат, то есть богослужебные тексты, которые копировались от руки или при помощи пишущих машинок и распространялись в таком виде. Я видел такие библиотеки, состоящие из рукописных и машинописных сборников, используемых при богослужении в отдельных храмах. Такое собрание было, в частности, у святителя Афанасия Сахарова.
Но в конце войны ситуация начинает меняться. После известной встречи митрополита Сергия и других архиереев со Сталиным начинается период некоторых послаблений по отношению к Церкви, и появляется возможность издательской деятельности. Первым литургическим текстом, который Московская Патриархия издает после того, как ей была разрешена издательская деятельность, стала Служба Всем святым, в земле Российской просиявшим. Выбор кажется достаточно неожиданным, если не экстравагантным. Казалось бы, трудно найти текст, менее удачный с точки зрения прохождения цензуры. Ведь эта служба впервые была издана Собором 1917-1918 гг., который власти рассматривали как контрреволюционный; один из ее авторов (епископ Афанасий Сахаров) находился в лагере, а в тексте были совершенно невозможные в подцензурном издании моления о «новых страстотерпцах»

Цитировать
Никакой серьезной дискуссии о текстах переводов не было. Серьезного разговора о качестве переводов, о качестве исправлений не было, что на самом деле жалко. Даже со стороны противников русского богослужения, за исключением статьи отца Валентина Асмуса, отловившего некоторое количество действительно слабых пассажей в одной из версии русского перевода, не было серьезных аналитических работ. Только публицистика. (...)
Ситуация здесь достаточно грустная. У нас нет социолингвистических исследований, никто не собирал случайную группу людей из храмов и не давал тестов, позволяющих выяснить, что люди понимают, а что не понимают. Без этого ни разумного комментирования, ни разумного учебника сделать невозможно. Нет социолингвистических исследований об отношении прихожан к вопросу о языке богослужения. Например, в Сербии есть серьезная монография о том, как сербские верующие относятся к языку богослужения. Просто анкетирование. А у нас ничего этого нет.

(Про обсуждение вопроса Межсоборным присутствием)

Степень интереса к этой тематике была огромна. Но и присутствовал вполне понятный страх, что если рабочая группа будет создана, то она сейчас же она наломает дров, все переведет и исправит. К сожалению, этот страх возобладал, и общецерковного центра, занимающегося вопросами богослужебного языка, у нас нет. Священноначалие вновь забыло о существовании этой проблемы. По всей видимости, до какого-нибудь следующего крупного скандала, с этим связанного.

Цитировать
А что, собственно говоря, в наше время происходит с богослужебными текстами? В связи с причислением к лику святых новомучеников и исповедников встает необходимость создания им новых служб. Здесь возникает масса проблем, поскольку в традиционной литургической поэтике нет приемов и средств для для называния реалий XX века. Традиционные формулы – «от меча убиен» здесь плохо подходят. Понятно, что это актуально для гонений времен Диоклетиана, но все-таки не для XX века.

Интересно посмотреть, как авторы новых богослужебных последований называют новые реалии и чем эти новые наименования отличаются от старых. Здесь можно привести много самых разных примеров. Мне сегодня хочется просто продемонстрировать, что все это не застывшее далекое прошлое, а живая развивающаяся поэтика.
Далее интересные примеры (кому интересно, да посмотрит сам)

Цитировать
В связи с современной литургической поэзией хочется сказать, что она нуждается не только в изучении, но и в сообщении миру о том, что эта литература существует. Очень хотелось бы составить антологию современной литургической поэзии с комментариями...

Цитировать
В общем, существует такая задача открытия литургической поэзии, не задача даже, а надежда на то, что XXI век станет временем открытия литургической поэзии как очень хорошей и весьма современной литературы. В это хотелось бы верить. Мне хотелось бы об этой надежде сказать в качестве оптимистической ноты, потому что, в общем-то, нынешняя ситуация с церковнославянскими текстами, с церковнославянским языком мне кажется не особенно веселой. Существует проблема понятности, проблема сознательного участия в богослужении и проблема открытия какой-то более широкой аудитории того богатства, которое мы имеем. Как ее решать, я не знаю. ... И хочется, чтобы мы все об этом думали.
Страниц: [1]   Вверх
 

Страница сгенерирована за 0.08 секунд. Запросов: 19.



Рейтинг@Mail.ru

Поддержка сайта - Кинетика