Пожалуйста войдите или зарегистрируйтесь.


Войти
Расширенный поиск  
Страниц: [1]   Вниз

Автор Тема: Прп. Паисия Афонского (Святогорца) (1994).  (Прочитано 2244 раз)

0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.

Светланa

  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 8 503
  • Вероисповедание:
    православная христианка
День памяти преподобного старца Паисия Святогорца


Преподобный Паисий Святогорец

Тема о канонизации старца Паисия  -http://forum-slovo.ru/index.php?topic=48243.0
Записан
Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе.

Светланa

  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 8 503
  • Вероисповедание:
    православная христианка
«Как мне спастись?» — «Держись за юбку Богородицы»
Воспоминания о старце Паисии




12 июля (29 июня ст. стиля) Христова Церковь впервые совершит память преподобного старца Паисия Святогорца, прославленного в самом конце ушедшего года. Портал Православие.Ru предлагает читателям интереснейшие воспоминания о святом Паисии одного из тех, кому посчастливилось знать великого старца в течение 20 лет. Данные воспоминания были опубликованы в книге издательства Сретенского монастыря «Старец Паисий Святогорец: Свидетельства паломников».

Со старцем Паисием, с нашим пастырем, я познакомился через год после военной мобилизации 1974 года. Тогда я впервые поехал на Святую Гору. Мы взяли у него благословение и пошли в монастырь Ставроникита. Через несколько дней я услышал, как другие рассказывают о старце, и я спросил: «Это кто, тот, к которому мы ходили?» Я еще не знал, что старец был носителем даров благодати. Однако на меня произвел глубокое впечатление его пронизывающий взгляд.

С тех пор каждые два месяца я ездил на Афон. Я чувствовал потребность просто посидеть немного рядом с ним, даже если мы бы ничего не говорили. Он, конечно же, всегда что-то говорил, касался больных вопросов без какой-либо просьбы.

В то время, когда я и моя жена познакомились со старцем, у нас было двое детей. Теперь у нас четверо детей, и четыре кесарева… Когда у нас было двое детей, он говорил нам, чтобы мы родили еще одного. Я сказал: «Геронда, как мы можем еще родить ребенка? У нас проблема со здоровьем». — «Пусть врачи говорят. А вы родите. Господь хочет, чтобы вы родили, и вы родите». Моя жена, услышав об этом, набралась такой храбрости… Родила третьего, а потом и четвертого ребенка. Врачи говорили: «Безумные, вы сошли с ума! Об этом и речи быть не может! Мы за это не возьмемся, уходите». Мы же смеялись. «Ребенок умрет, но умрешь и ты», — говорили они моей жене. Но, как старец и сказал, все прошло хорошо. Нас покрыли его любовь и его благословение. Когда он пришел к нам в дом, моя жена спросила: «Как мне спастись?» — «Держись за юбку Богородицы», — ответил он ей. То есть с абсолютным доверием, которое имеет ребенок к своей матери.



Однажды некий господин из Патр спросил старца: «Геронда, что мне сказать брату Панайотису?» — «Как у него дела?» — «Все хорошо, слава Богу». — «У него не все хорошо», — сказал старец. «Как же, — возразил тот, — у него все хорошо. Он получил повышение…» — «Эх, хороший мой, никакое это не повышение. У него “квадратные колеса”…» Когда ушел этот человек, я спросил: «Что значит “квадратные колеса”?» — «Бог дал нам мозги “круглые”, а мы, умники, делаем их “квадратными”. Мы знаем всё и вся! Нашей “квадратной” логикой мы хотим решать всё» (другими словами, логикой, которая не оставляет места действию Божию).

Как-то я поехал к отцу Паисию со своим сыном, который был в предпоследнем классе школы. Сын собирался работать в сфере обслуживания, хотел заняться туризмом и т. д. Он был и ростом меньше своих сверстников. Заметив нас, старец издали закричал: «Милости просим, инженер и архитектор! Вот это да, вижу архитектора, такого высокого, который достает до второго этажа без лестницы!» Мы взяли у него благословение, и я рассказал о намерениях сына работать в области туризма. Старец не сказал ни да, ни нет. Позднее желание сына поменялось, он стал архитектором и даже достиг известных высот.

Однажды за полчаса до полуночи мне вдруг захотелось увидеть старца. Я позвонил трем своим друзьям, и мы решили на следующее утро поехать на Святую Гору. Увидевшись со старцем, вечером мы спустились вниз, к келлии Святого Иоанна Богослова, к отцу Григорию, чтобы присутствовать на ночной службе, которая должна была там совершаться. Ночная служба началась, как и полагалось, и я встал в стасидию в задней части храма. Вскоре вижу, заходит отец Паисий и встает в стасидию слева, на два ряда впереди от меня. Я смотрел на него все время в течение ночной службы. Однако ближе к концу он встал и ушел. На следующий день на корабле я говорю остальным: «Слушайте, а почему же старец не остался до конца, а ушел рано утром?» — «Какой старец?» — «Старец Паисий, — говорю им, — был на ночной службе». — «Его не было на ночной службе», — отвечают они. — Он не приходил!» — «Дорогие, да приходил же!» — настаиваю я. «Нет, не приходил», — упорствуют они. Позднее, когда я рассказал об этом своему духовному отцу, он мне сказал: «Отец Паисий приходил, он был там из-за твоей жажды его увидеть. Он пришел для тебя, и видел его только ты. Для других он не приходил. Они его не видели».

В отношении детей старец говорил: «Без давления; не сжимайте их чересчур». И приводил пример с деревьями: «Маленькое деревце мы осторожно привязываем к колышку тряпкой или хлопчатобумажным шнуром, чтобы оно не повредилось. И сильно не затягиваем, чтобы оно могло легко расти. Так же и с детьми, их надо брать мягкостью, лаской, пока они маленькие». Он говорил, чтобы они были рядом с нами в любви, чтобы мы учили их участвовать в Таинствах, объясняли, что означает духовный отец, что означает исповедь. «Послезавтра, когда они вырастут, то, что они впитали с детства, не пропадет». Он приводил также пример с ключом для завода часов. «Не поворачивайте его до конца, чтобы вдруг не сломалась пружина. Так же и с детьми: как только вы видите, что им трудно, ослабьте зажим». Когда ему говорили, что старшие дети сбились с пути и творили всякое, он успокаивал: «Не переживайте. Это грязь. Это не причиняет вред глубоко, потому что внутри имеется киноварь. Это не вызывает ржавчины. Когда-нибудь грязь отмоется, отпадет и ржавчины не будет».



От детей он требовал уважения к родителям, кем бы они ни были. Если они уже умерли, он хотел, чтобы мы много молились, как и за всех усопших. Он говорил: «Молитвой вы их угощаете “лимонадом, прохладительным напитком”». Он заострял на этом внимание: «Уделяйте время молитве за усопших. Умершие не могут сделать ничего. А живые могут». Он подчеркивал, что за усопших надо давать много милостыни: «Когда вы даете кому-то милостыню, — говорите, за кого вы подаете. Чтобы принимающий милостыню сказал: “Господи, упокой его душу”». Если другой скажет от сердца, то Господь это засчитает». Еще он говорил об усопших: «Приносите в церковь просфору[1] и давайте имя усопшего, чтобы священник поминал его на проскомидии. Также служите заупокойные службы и панихиды. Просто панихида, без Божественной литургии, — это самое малое. Самое большое, что мы можем сделать для кого-то, это сорокоуст. И хорошо, если он будет сопровождаться милостыней».

Его душа горела о детках, которые «уходят» через аборты. Как-то ему было видение. Он увидел поле. С одной стороны была хлебная житница и слышалось ангельское пение. С другой стороны зияла пропасть и слышались стоны, вопль и детские голоса. Там были умерщвленные через аборты дети, которые не могли сделать ничего, чтобы спастись. После этого видения он повторял: «Будьте осторожны и молитесь. Лучше было бы, если бы мать родила ребенка, крестила его, а потом убила, чем убить его до рождения».

В другой раз он рассказал мне, что видел своего Ангела. Когда он сидел в своей келлии, ему явился Ангел, его было видно от пояса и выше, он был очень красивый; Ангел смотрел на отца Паисия и улыбался.

Как-то он молился за весь мир, за всю тварь, даже за диавола, чтобы Господь помиловал всех. И когда он повернулся, то увидел диавола, который высовывал язык и дразнил его.

От своего духовного отца я слышал следующее. Когда старец был в келлии Честного Креста монастыря Ставроникита, он увидел диавола, который походил на гигантского арапа, сидящего возле его келлии. Старец, естественно, не испугался, совершил крестное знамение, тот сделал «бам-м» — и исчез. Потом старец говорил, что если бы люди знали, насколько диавол отвратителен, насколько он вонюч, избегали бы его.



В монастыре Святого Иоанна Предтечи, в местечке Метаморфоси в Халкидики, бесноватая кричала и визжала. Мой духовный отец поехал туда со святыми мощами и благословил ее. «Уходи, мясник, — закричала она, — у тебя с рук течет кровь». Только что закончилась Божественная литургия. Он подозвал меня (в тот день я был в монастыре) и сказал: «Беги скорее, привези старца». Тогда отец Паисий был в монастыре в Суроти. Я сел в машину и по мчался. «Что тебе нужно, мой дорогой?» — спросил он. «Мой духовный отец попросил, чтобы Вы приехали. Там бесноватая безобразничает». — «Мой хороший, это всё? Я не поеду. Пусть ее благословит твой духовный отец, и она исцелится». — «Но он мне сказал…» — «Делай то, что я тебе говорю. — Он улыбнулся. — «Давай, всего тебе хорошего». Я взял благословение и уехал. Когда вернулся в монастырь, девушка, бывшая бесноватая, стояла спокойно. Я спросил духовного отца: «Почему же старец не приехал?» — «Если бы он приехал, сказали бы, приехал старец и совершил чудо. Чтобы этого избегнуть, он помолился оттуда». Он сразу понимал, что у больного — психическая проблема или беснование.

Старец как-то сказал: мол, хочу, чтобы у всех, кого люблю, были искушения, чтобы им спастись через терпение. «Не жалей их, у кого искушения», — говорил он мне (но, естественно, не тех, у кого искушения по своей собственной вине). Я стал сетовать, потому что чувствовал себя спокойно, у меня не было искушений: «Отец Паисий, если у меня нет искушения, значит, Бог не любит?» — «Что ты говоришь, мой хороший? Все люди стали тебе родными, и ты приезжаешь сюда с чужими проблемами. Еще и другие тебе должен дать Господь? Ты болеешь за всех». Конечно, прошло время, и ко мне пришли проблемы. Я испытал всё. Но в течение какого-то времени я, насколько мог, охватил своей любовью окружавших меня людей, и Господь укрыл меня от искушений.

Мальчик из Афониады на Святой Горе Афон, у которого была язва, решил встретиться со старцем. «Иди сюда, Георгаки», — сказал старец, увидев мальчика, которого знал. Он взял его к себе в келлию, взял мощи святого Арсения, благословил его, и всё! Раз — и всё. Боли в желудке его никогда не беспокоили.

Он говорил нам, что нужно делать, когда у кого-то из нас серьезная болезнь. «Сразу же и больной, и его окружающие — все начинайте молиться. Оповестите об этом братьев, чтобы они начали молиться, много молиться, сердечно молиться. Надо вручить проблему Богу. С этого времени ее будет решать Бог. Тогда, что бы ни произошло, выздоровеет ли больной или уйдет, это будет по воле Божией. Однако если мы не будем молиться, болезнь будет развиваться по естественным законам. В случае с раком естественное развитие болезни — это наступление смерти через несколько месяцев. Если же мы будем молиться, вмешается Господь, и, выздоровеет ли человек или его возьмет Господь, будет так, как полезнее для его души. Поэтому, когда мы молимся, то не должны переживать о результате, все будет по воле Божией. Если же мы не молимся, Господь уступает, то есть отходит в сторону, — тут старец сделал движение, которое мы делаем, когда отходим в сторону, чтобы прошел другой человек, — и дает ход естественным законам».

Моя сестра погибла в автокатострофе в 1993 году. Я приехал к отцу Паисию и рассказал ему об этом. «Э-э, — говорит он, — не переживай. Она теперь села на поезд. Пусть псы лают (он имел в виду воздушные мытарства). Если сядешь на поезд, то потом уже будешь вне опасности. Собаки снаружи ничего не смогут сделать. Не беспокойся, она в пути». Так он меня утешил, и я успокоился.

Кто-то попросил старца: помолитесь, разошлась такая-то пара. Старец не был знаком с этой парой. Случилось, что в те дни и мы пришли к нему в каливу. Тогда он говорит: «Ох, это я виноват». — «Чем вы виноваты, батюшка?» — спрашиваем мы его. «Вот, развелись тут одни люди». «И вы их знаете?» — «Нет, я их не знаю». — «Ну тогда почему же виноваты вы?» — «Я виноват, — повторяет он, — если бы я имел дерзновение перед Богом, если бы молитва моя слышалась и если бы я еще больше молился, они бы не развелись. Их бы покрыла молитва». Он во всем находил свою вину. Во всем плохом, что происходило на земле, был виноват он. Так чувствуют святые.



Ночи он проводил стоя. Я увидел крючок в его келлии. Там была веревка, привязанная к потолку. Он держался за нее, чтобы не упасть от стояния, и молился. Он изнурял свое тело. Кровь опускалась в ноги. Он стоял целыми часами. Он начинал молитву, как только смеркалось, и заканчивал незадолго до восхода солнца. Вскоре после этого начинали приходить посетители. Они занимали весь его день. А ночью он снова молился за них и за весь мир.

С тех пор как я с ним познакомился, он все время болел. Он об этом не говорил и не показывал этого. У него были постоянные головные боли. Часто он накладывал пластырь на голову и сверху надевал скуфью, чтобы его не было видно. Он принимал боль без ропота.

Как-то с моим духовным отцом мы зашли в кавсокаливию[2] и получили благословение — деревянную частичку от гроба святого Максима Кавсокаливита. Монах, давая ее нам, сказал: «Если у вас головные боли, вы можете опускать ее в небольшое количество воды и пить ее». Мы взяли по частичке. Мой духовный отец, страдавший головными болями, опустил ее в воду, выпил, и боли у него прошли. Придя к старцу, мы рассказали ему об этом. «Мой хороший батюшка… — говорит ему старец. — Господь даровал тебе благословение — головную боль, а ты его утратил. Ушло теперь благословение головной боли!» Я этого не слышал, но мне поведал об этом позже мой духовный отец.

Старец смотрел на все болезни как на благословение. Он молился обо всех, чтобы они излечились, и исцелял их своей молитвой, за исключением себя самого. Он не только не искал своего исцеления, но брал на себя и болезни других. Мы часто слышали, как он говорил: «Боже мой, дай мне болезнь того-то, той-то…»

Как-то я поехал к старцу с одним моим знакомым из Салоник. У его жены был рак. Ее лечили химиотерапией, у нее выпали волосы. «Не бойся, — сказал ему старец, — ничего с твоей женой не случится». — «Как же, ведь врачи сказали…» — «Ничего с твоей женой не случится, — повторил отец Паисий. — Вот, возьми еще этот крест». И дал ему крест из тех, которые делал сам, своими руками, с тем чтобы его носила больная. И действительно, с госпожой Феулой (так ее звали) ничего не случилось, у нее родились дети, потом — внуки, и она живет и здравствует.

В последнее время старец сильно болел. По словам врачей, у него скорее всего были постоянные боли в кишечнике, постоянная резь. И вдобавок к тому с давних пор еще и головная боль. Однажды у него не болела голова. Тогда он сказал моему духовному отцу: «Ах, батюшка… хорошо, когда голова не болит». Редко она у него не болела. В течение всех тридцати пяти лет, которые его знал мой духовный отец, у него постоянно была головная боль. Однажды, когда рак поразил уже его кишечник и у него началось кровотечение, он сказал мне: «Каждые пятнадцать минут я хожу в туалет, из меня выходит по стакану крови». Он говорил это без ропота и потом еще шутил.

Духовный сын отца Паисия, который был военным, офицером, узнал, что появилось какое-то новое лекарство, которое восполняет железо в крови. Он взял это лекарство и поехал на Святую Гору, к старцу. «Отец Паисий, — говорит он ему, — это лекарство с железом, оно не вредит. Оно самое современное». — «Что ты говоришь, мой хороший, куда мне принимать железо? У меня заржавеет все внутри!» Несмотря на то, что он терял столько крови, он не взял лекарства, поднимающего гемоглобин. Так он предавал себя в руки Божии, а не человеческие. Ему было семьдесят лет. Он всегда говорил о своем возрасте: «Семьдесят лет и множае их труд и болезнь». До семидесяти лет хорошо. А после уже хлопотливо». Ровно в семьдесят лет он преставился. Как будто говорил это о себе…



Старец говорил: «В вопросах веры и в вопросах, касающихся Родины, будьте непоколебимыми и строгими. Здесь торговаться неуместно». Новоначальным в духовной жизни он советовал читать жития святых, то есть Синаксарий.

Как-то старец подарил мне большую частицу мощей святого Арсения. Он подарил мне еще и маленькую, сделал сверлом отверстие в иконке Богородицы, поместил туда частицу святых мощей и сверху залепил чистым пчелиным воском. «Это, — сказал он, — возьми к себе в машину». Как-то я попал на машине в аварию, врезался куда-то, а когда пришел в себя и открыл дверцу, увидел у ног иконку с частицей святых мощей. Я поднял иконку, поцеловал и сказал: «Слава Тебе, Боже», — и поблагодарил святого Арсения за то, что спас меня и я никак не пострадал. Машину я поменял. Она разбилась.

В другой раз мне была дана великая милость Божия, самая великая милость в моей жизни. Когда старец переехал в свою последнюю келлию на Афоне из скита Честного Креста в Панагуду, ему понадобилось окно. То, которое выходит на архондарик под открытым небом, выкрашенное в красный цвет. Он сказал мне: «Сними мерку, и посмотрим, как его сделаем». Я измерил и предложил: «Не беспокойтесь, я его сделаю сам. Найду возможность и пришлю его вам». Действительно, было изготовлено железное окно, я прикрепил его к решетчатому багажнику своей машины и привез на Святую Гору. В тот день шел сильный дождь. Нешуточный. Тогда на Святой Горе был только один старый автобус с решетчатым багажником. Вначале водитель не брал окно, но мне удалось его уговорить. Мы приехали в Карею, я погрузил его себе на спину и под дождем спустился к старцу, шагая по грязи. Я промок от дождя и пота. Дохожу до каливы и зову: «Геронда!» Выходит старец: «Господи, помилуй! Что же ты такое делаешь? Заходи скорее. Поставь окно там, сбоку».

Я не понимал: вошел я в его келлию или в рай? Так я радовался тому, что наконец-то добрался. Эту радость, это ликование я не забуду никогда. В архондарике с левой стороны от входа был диван из досок. Старец велел мне лечь туда и укутал одеялами, перед этим дав мне переодеться в его одежду. Он сказал: «Оставайся здесь и не говори». Он оставил меня одного только на двадцать минут. А поскольку весь день был сильный дождь, никто не пришел и мы были в каливе вдвоем. Вот он снова подошел ко мне, и мы начали говорить, говорить… Но я находился в другом мире. Я переживал что-то удивительное. Такую радость я не испытывал никогда в жизни. Я сидел там, а рядом старец, он гладил меня по голове и говорил: «Что же ты такое сделал?» Я хотел оставить себе его носки и его одежду…



Как-то в другой раз он понял, что мне хочется какую-нибудь его вещь, и подарил свою скуфью, которая лежит у меня дома. Там были волосики с головы батюшки, я их смешал с чистым пчелиным воском и храню как его благословение.

Я знал старца двадцать лет. Когда приезжаю в Суроти и становлюсь на колени у его могилы, говорю с ним, и кажется, что он меня слушает, как слушал, когда был жив.

А. К., инженер с Халкидики
Перевела с новогреческого Алевтина Волгина


Старец Паисий Святогорец: Свидетельства паломников / Пер. с новогреч. А. Волгиной. 4-е изд. М.: Изд-во Сретенского монастыря, 2013. С. 122–136.
[1] В Греции просфоры пекут сами прихожане. — Пер.
[2] Кавсокаливия — скит из сорока калив. — Ред.
Записан
Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе.

Светланa

  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 8 503
  • Вероисповедание:
    православная христианка
ΑΠΟΛΥΤΙΚΙΟ ΟΣΙΟΥ ΓΕΡΟΝΤΟΣ ΠΑΙΣΙΟΥ ΕΖΝΕΠΙΔΗ ΤΟΥ ΑΓΙΟΡΕΙΤΟΥ– Тропарь Прп. Паисию Афонскому
https://www.youtube.com/watch?v=VKclDUwFVaA
Записан
Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе.

Сергей Лонский

  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 17 673
  • Вероисповедание:
    православный
  • Храм Иконы Божией Матери «Взыскание погибших»
"В тебе, отче, известно спасеся еже по образу: приим бо крест, последовал еси Христу, и дея учил еси презирати убо плоть: преходит бо, прилежати же о души, вещи без смертней. Темже и со ангелы срадуется, преподобне отче Паисие, дух твой."
Записан
Душá нáша я́ко пти́ца избáвися от­ сѣ́ти ловя́щихъ: сѣ́ть сокруши́ся, и мы́ избáвлени бы́хомъ.
Пóмощь нáша во и́мя Гóспода, сотвóршаго нéбо и зéмлю. Пс.123:7-8

Светланa

  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 8 503
  • Вероисповедание:
    православная христианка


О, святый преподобне и богоносне отче наш Паисие, возлюбленный наш покровителю и богомудрый наставниче, по лествице добродетелей возшедый от бытия земнаго в Царствие Небесное и получивый благодать предстательствовати за ны пред Троном Всемилосерднаго Господа нашего; сице молим тя: отврати нас от пути грехов наших и научи нас Господеви приносити совершенныя плоды покаяния и обновления во Христе душ наших.

Отче святый, во дни земнаго жития твоего многия тяжкия болезни и недузи неизцельныя уврачевавый, души от греха и скорбей страждующия исцеливый; ныне же предстоя пред Богом, преклони Его милосердие к нам, да твоего предстательства ради исцелит и нас, с любовию чтущих святую память твою, и дарует нам крепость в искушениих, мужество в борьбе с духом злобы, ищущим вечней погибели нашей, да дарует нам прощение всех наших грехов, иже от юности нашея до настоящего дня мыслию, словом и делом сотворихом, да научит нас, что подобает нам творити, дабы выну Ему служити, яко подобает ближним нашим с любовию и смирением служити.

Ей, отче святый, настави нас, по примеру святаго жития твоего, любви и самопожертвования исполненнаго, отвергшись пут греховнаго жития, взыти к Небесным чертогам, идеже восхвалим Всемилосерднаго Триипостаснаго Господа нашего во веки веков. Аминь.
Записан
Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе.

Сергей Лонский

  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 17 673
  • Вероисповедание:
    православный
  • Храм Иконы Божией Матери «Взыскание погибших»
могилка аввы Паисия, современный вид:

Записан
Душá нáша я́ко пти́ца избáвися от­ сѣ́ти ловя́щихъ: сѣ́ть сокруши́ся, и мы́ избáвлени бы́хомъ.
Пóмощь нáша во и́мя Гóспода, сотвóршаго нéбо и зéмлю. Пс.123:7-8

Светланa

  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 8 503
  • Вероисповедание:
    православная христианка
Сегодня День рождения Святого старца Паисия :)

Родился 25 июля 1924 года в Каппадокии, как раз перед обменом населения между Грецией и Турцией. Имя Арсений (Арсениос, греч. Αρσένιος) он получил от Святого Арсения Каппадокийского который его крестил и предсказал монашеское будущее. В сентябре 1924 года, семья Эзнепидисов поселилась в городе Коница (греч. Κόνιτσα) в Эпире, в 66 км от Янины. Арсений здесь вырос и после окончания школы получил профессию плотника.

Одна чистая, добрая мысль имеет большую силу, чем любой аскетический подвиг.
Старец Паисий Святогорец

Записан
Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе.

Светланa

  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 8 503
  • Вероисповедание:
    православная христианка
Иеросхимонах Исаак, ученик и биограф старца Паисия Святогорца


Иеросхимонах Исаак (Атталах)

16 июля 1998 года отошел ко Господу иеросхимонах Исаак – ученик преподобного Паисия Святогорца, автор первого и самого полного его жизнеописания. В одной из глав этой книги отец Исаак упомянул и о себе, но вскользь и в третьем лице. Именно он был тем монахом, которому старец Паисий при постриге дал имя одного из самых почитаемых им святых – преподобного Исаака Сирина[1].

 Старец Паисий руководил своим послушником в духе истины, согласно правилу, которое гласит: истинный наставник приводит душу не к себе, а к Богу. Отец Исаак в свою очередь оказал совершенное послушание: он в полноте усвоил учение своего старца и сделал своим даже образ его мыслей. При этом отец Исаак остался абсолютно самостоятельной и независимой личностью, с уникальным духовным характером. Ученики говорят, что он был αὐτόφωτος (автофотос) – в буквальном переводе: «самосветящимся», то есть излучал свой собственный духовный свет[2]. У отца Исаака не было какого-то культа старца Паисия, никогда он не подражал ему внешне: не копировал манеры поведения, жесты, слова и тому подобное. Его послушание было здравым, христоцентричным и рассудительным. Отец Исаак не цитировал, он воспринял самую сущность учения старца и поэтому стал способен говорить свое слово, пережитое опытно.

Позже, когда отец Исаак сам стал старцем монашеского братства, он и своих послушников учил подлинному послушанию, воспитывал их полноценными духовными личностями. Когда кто-то из его братства принимал важное жизненное решение и советовался с отцом Исааком, тот отвечал: «Божия воля о вас – это то, чего жаждет ваше сердце. Будьте независимыми от чужого мнения… Бог уважает свободную волю. Я хочу видеть вас спокойными, радостными и духовно преуспевающими. Это лучше, чем быть под давлением кого-то или чего-то… Однако помните главное: что бы вы ни избрали, делайте это свято».

Отец Исаак пришел на Святую гору Афон в 1978 году, оставив родину – Ливан. Он родился в деревушке неподалеку от Бейрута в 1938 году. Его семья была православной и благочестивой, отец с детских лет пел в церкви. Благодаря семье Фарес Атталах – такое имя дали отцу Исааку родители – полюбил Христа и Его Церковь. С детства Фарес любил уединение и молитву, а в 14 лет тайком ушел из дома в монастырь пророка Илии, за 5 километров от дома, но отец вскоре разыскал его и вернул домой. После окончания начальной школы в родной деревне Фарес выучился на плотника и работал в Бейруте. Каждый вечер, окончив работу, он шел в Школу византийского пения, которой управлял протопсалт Антиохийской Церкви.

1962 год отец Исаак впоследствии вспоминал как время своего истинного рождения. Летом того года он уволился с работы в самом роскошном отеле Бейрута и вернулся в свою деревню. С собой у него была сберегательная книжка со значительной по тем временам суммой: 3000 лир. Отдавая ее отцу, Фарес сказал: «Я бы хотел, чтобы вы разделили эти деньги между всеми членами семьи. А мне не нужно ничего, я буду монахом». Ошеломленный, опечаленный отец спросил сына: «Скажи, какие ценности этого мира нужны тебе, чтобы ты остался?» Фарес ответил: «Если и весь мир будет моей собственностью, я даже не взгляну на него… Моя жизнь не здесь, но в монастыре». Отец пытался уговаривать его, давил на самые болевые точки, говорил, что семья нуждается в заботе Фареса, но всё было напрасно. В тот же день Фарес покинул родной дом и в сопровождении брата Антония уехал в монастырь Успения Пресвятой Богородицы в регион Кура, на северо-западе Ливана. Это был полуразрушенный монастырь, в котором проживали всего два насельника: игумен Юханна (Мансур), позднее митрополит Лаодикийский, и еще один монах. Когда Антоний к вечеру вернулся домой, отец спросил его, в каком монастыре остался Фарес. Антоний ответил и прибавил: «Я уверен, что Фарес, поработавший в роскошном отеле, не проживет в этих развалинах больше двух-трех дней. Увидите, он возвратится домой». Тогда отец внимательно посмотрел на него и сказал: «Нет, трудности его не остановят… Он больше не вернется».

 В монастыре Фарес показал себя искренним, ревностным монахом. Игумен Юханна направил его в богословскую школу в Баламанде, а в 1963 году Фареса посвятили в диаконы с именем Филипп. Затем, ведомый Промыслом Божиим, он продолжил свое богословское образование на острове Патмос, после чего, желая углубить знания, поступил на богословский факультет Фессалоникийского университета. В годы учебы он служил диаконом в кафедральном соборе святого Димитрия Солунского. Но главным событием того времени стало для отца Филиппа знакомство с монашеской жизнью Афона и со старцем Паисием, который стал его духовным отцом.


Преподобный Паисий Святогорец, епископ Афанасий (Евтич) и монах Исаак в монастыре Ставроникита (1970-е годы)

Закончив учебу, отец Филипп возвратился в Ливан, принял сан священника и некоторое время служил в одном из монастырей. Разразившаяся гражданская война вынудила его покинуть обитель, а вскоре и Ливан и снова приехать в Салоники. Здесь судьба его решилась окончательно. В 1978 году он получил благословение митрополита гор Ливанских Георгия и отправился на Афон, чтобы остаться там навсегда. Отец Исаак вспоминал, как вскоре после прибытия на Святую гору один почтенный старец-святогорец спросил его: «Ваша страна произрастила столько святых, это родина великого Исаака Сирина, а вы пришли сюда учиться монашеской жизни?» Отец Исаак ответил: «Наши святые отцы перенесли свой духовный опыт на Афон[3], здесь он сохранился, и я пришел в это святое место, чтобы снова обрести его». Древнему православному духовному опыту отец Исаак приобщился через старца Паисия, который, по рассказам учеников отца Исаака, и был главной причиной его прихода на Святую гору. Чтобы быть рядом со старцем, отец Исаак поселился в монастыре Ставроникита, неподалеку от которого в келлии Честного Креста жил преподобный Паисий

Через год отец Исаак переселился в келлию Воскресения Христова, в местности Капсала, также не очень далеко от келлии старца Паисия и от Кариеса, столицы Афона. Четыре года провел он в этой келлии в полном одиночестве. Здесь на него обрушились сильные скорби и искушения, которые не прекращались ни на миг и понуждали его оставить уединение. Борьба была жестокой. Однажды отец Исаак, изнуренный помыслами, прохаживался вокруг своей келлии. Внезапно он оказался перед небольшой могилой, о существовании которой раньше не знал. Некоторое время он стоял и смотрел на нее, молясь и думая о смерти. И вдруг, словно луч света озарил его измученное сердце, оно наполнилось спокойствием и мужеством, а все помыслы рассеялись. «Я умру здесь», – произнес он решительно. С тех пор искушения отступили навсегда, а память о смерти уже не покидала его сердца. Чтобы хранить и развивать ее, отец Исаак вырыл для себя могилу в саду келлии.

По свидетельству святых отцов, память смертная учит всякой добродетели, она охраняет от греха и дарует вкушение благобытия с Богом. Отец Исаак настолько проникся смертной памятью, что, по воспоминаниям учеников, его постоянным настроением было пасхальное. И это невозможно было скрывать, хотя сам отец Исаак всегда стремился хранить свою духовную жизнь в тайне. Своим ученикам он говорил: «Мы не должны давать объявлений о том, что мы делаем… Тайна монаха – его духовная жизнь… Чтобы внутренняя духовная радость не прекращалась, ее не следует проявлять во вне каким-либо энтузиазмом, ее надо скрывать от других». Отец Исаак избегал самой малейшей известности, особенно он не хотел, чтобы его считали преемником старца Паисия, поэтому даже его имя он редко произносил. Однажды некий мирянин, духовный сын отца Исаака, рассказал, как во время молитвы ему явилось какое-то чудовище, но он призвал своего старца, и оно исчезло, а сердце его исполнилось духовной радости. Отец Исаак объяснил, что причина произошедшего – правильное отношение послушника к старцу, а не добродетели последнего. И добавил: «Если вы будете возвеличивать меня, то Бог, даже против вашей воли, откроет вам мои грехи, и вы увидите, что я грешнейший из людей».

Ученики говорят, что отец Исаак жил по принципу: «Всему свое время, и время всякой вещи под небом» (Еккл. 3: 1). Один из монахов его братства вспоминал: «Когда он посылал меня в Кариес за покупками или на почту или за чем-то еще, он говорил, чтобы я шел, слегка склонив голову и молясь про себя, и не “ловил” возможность поболтать с кем-нибудь, кроме как по порученному делу. Он настаивал, чтобы я шел в Кариес не по главной дороге, а тропинками. И особенно подчеркивал: “В Кариесе не будь общителен. Будь приветлив, но строг”. И напротив, когда он посылал меня помочь какому-нибудь немощному старчику, то благословлял беседовать и расспрашивать его, чтобы услышать какие-нибудь полезные рассказы из афонской жизни…

 Свободно и рассудительно отец Исаак подходил и к вопросам монашеского устава, всегда он следовал духу, а не букве. Например, время от времени по уставу нашей келлии мы хранили полное молчание в течение целого дня. Но если ради душевной пользы требовалось поговорить, то мы прерывали молчание. Отец Исаак очень уважал уставы монастырей и келлий, куда мы ходили в праздники на бдения, и всегда им следовал. В случае же необходимости он открыто высказывал свое мнение по тем или иным уставным правилам. Как-то раз мы пришли в один монастырь. Было Вербное воскресенье. На тот год выпала ранняя Пасха, поэтому в монастырском храме было холодно. После службы отцы монастыря сказали папе-Исааку: “Отче, как же мы окоченели на бдении!” “А почему вы не затопили печку?” – поинтересовался отец Исаак. Те ответили, что, по уставу их обители, начиная с Вербного воскресенья печи не топят. Тогда отец Исаак сказал: “Благословенные отцы! Это правило "заржавело"!”».

 Вот еще несколько наставлений, свидетельствующих об основательности ума и даре духовного рассуждения отца Исаака.

 «Сами наши грехи могут стать орудием против дьявола». Конечно, отец Исаак не призывает грешить. Он говорил о всепобеждающей силе добра, которое само зло может поставить на служение благу через покаяние, молитву и смирение.

 О монашестве: «Сначала монах должен надеть рясу “внутреннюю”, а затем уже “внешнюю”».

В связи с необходимостью «неразмышляющего» послушания старцу отец Исаак говорил: «Простые в духовном смысле – самые умные. Потому что они заняты только тем, что способствует их духовному прогрессу».

 Своему послушнику он давал наставление, как добиться большей эффективности труда и сделать повседневную рутину источником освящения: «Лучше работать медленно и с терпением, творя умом молитву и рукой – крест, чем торопиться, боясь не успеть…»

 О молитве: «Имей добрые помыслы, а молитву без помыслов».

 «Когда будешь иметь действенную любовь, терпение, прощение и другие добродетели, тогда увидишь “пришествие” и молитва в сердце потечет свободно и без усилий».

Благоразумно и трезво отец Исаак смотрел и на программу экономической «помощи», которую Евросоюз начал оказывать Греции и Афону. Он понимал, чем всё это в итоге обернется, и предупреждал об опасности финансового порабощения еще в 1983 году, спустя всего пару лет после присоединения Греции к Европейскому экономическому сообществу[4]. Летом того года к отцу Исааку в келлию пришли два монаха – антипросопы крупных монастырей. Они радостно сообщили, что Европа приняла решения финансово помогать Греции и выделяет отдельные средства на реставрацию афонских монастырей. Антипросопы весело спрашивали отца Исаака, что он хочет сделать в своей келлии и сколько ему для этого нужно денег. Некоторое время отец Исаак потрясенно молчал, а затем ответил с большим чувством, которое можно назвать «духовным гневом», надеясь таким образом пробудить их разум и совесть: «Отцы, неужели вы не понимаете, что происходит?! Вас соблазняют европейские деньги, которых мы не заработали?! Неужели вы не понимаете, что всё это делается для того, чтобы завладеть умами и совестью греков?! Нашу родину завоевывают! Вы что, этого не видите?!» О деньгах для Афона отец Исаак сказал: «Таким способом они подбираются, чтобы овладеть Святой горой. А потом обяжут нас исполнять их приказы, пустить сюда женщин[5]! Не соблазняйтесь, отцы! Это – троянский конь для нашего отечества!!!» Но монахи только улыбнулись «причудам» старца, который, по их мнению, не оценил душевного порыва европейских друзей с их безвозмездной, как они полагали, помощью великой Греции – родине европейской цивилизации и демократии.

 О том, что же в действительности могла бы принести Греция в современную Европу, сам старец Исаак говорил: «Единственное, что может явить Греция Европе, – это Православие. Но боюсь, и я говорю это с болью, современные греки не в состоянии исполнить свою миссию. Клетка Православия в их организмах едва жива».

 Будучи духовником, исповедуя множество людей в Греции и на Ближнем Востоке, отец Исаак хорошо знал душу современного человека. Малоутешительно было это познание: «У современного человека, – говорил отец Исаак, – всё внимание поглощено разнообразными вещами, так что он не имеет и секунды, чтобы вспомнить о Боге. А те, которые всё же стремятся быть в союзе с Церковью, совсем не чувствуют нужды в благодати Святого Духа, не ищут реального единения с Богом».

Видеть страдание и неблагополучие мира и в то же время обладать «пасхальной» радостью, о которой рассказывали послушники отца Исаака, – как это могло сочетаться в одном человеке? Такой вопрос задали однажды самому отцу Исааку: «Непостижимо, как личная духовная радость сочетается с печалью о мире, – ответил он. – Бог тайно утешает того, кто молится, страдает за мир и помогает людям. Бог утешает с такой силой, что от избытка божественной сладости человек забывает обо всем, даже о первоначальной цели своей молитвы». Еще он говорил: «Кто преуспевает в христианской жизни, тот исполняется радости и мира». Наверное, эти слова могут быть правильно поняты только тем, кто сам переживал посещение Благодати и подлинно духовную радость. Сам отец Исаак шел к ней путем трезвения, послушания и самоотвержения. Чтобы не принять фальшивку за истину, он честно и четко отличал земную радость от радости, нисходящей свыше, и отрекался от первой ради второй: «Смеяться нам – преждевременно, – говорил он. – Будем хранить сокрушение сердца, пока не придет к нам духовный смех».

 «Обо всех я думаю хорошо», – однажды сказал отец Исаак ученику. Незатейливые слова, но жить и говорить так невозможно, как только Духом Святым, поскольку не плоть и кровь открывают это, но Отец, сущий на Небесах. Из подобных простых изречений состоят «Древние патерики», запечатлевшие опыт святых отцов, подвизавшихся на родине отца Исаака – в пустынях Ближнего Востока. Сегодня человек часто отмахивается от этого опыта, полагая его недоступным ни для понимая, ни уж тем более для воспроизведении в жизни.

 Но вот, в тех же духе и силе говорит наш современник – ученик преподобного Паисия, «самосветящийся» папа-Исаак, свидетель истинности, силы и вечной юности православной духовной традиции, для приобщения которой он когда-то и пришел на Афон.

Источник
Записан
Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе.

Светланa

  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 8 503
  • Вероисповедание:
    православная христианка
Уникальные фотографии святого преподобного отца нашего Паисия Святогорца.













Записан
Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе.

Светланa

  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 8 503
  • Вероисповедание:
    православная христианка
Записан
Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе.

Светланa

  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 8 503
  • Вероисповедание:
    православная христианка
Записан
Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе.

Светланa

  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 8 503
  • Вероисповедание:
    православная христианка
Записан
Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе.

slava 7

  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 2 131
  • Вероисповедание:
    Православный УПЦ МП.
Моли Бога о нас, прп. Паисий!
Записан

Светланa

  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 8 503
  • Вероисповедание:
    православная христианка
Уникальное фото старца Тихона Русского (1884-1968) и прп. Паисия Святогорца



Снимок сделан на Афоне в 1966-м году, за два года до блаженного преставления старца, когда в келью Старца Тихона пришло в гости братство Иоасафеев. Мы видим, как прп. Паисий черпает из колодца, в который сливалась с крыши дождевая вода, и помогает мыть руки одному из гостей. На втором снимке старец Тихон поет, на первом, как обычно, благословляет.



Даже трудно себе представить, что возможно вот так запросто заглянуть почти на 50 лет назад прямо во двор кельи Честного Креста. Увидеть великих святых за будничными делами, вернуться мыслями в то время.

http://www.isihazm.ru/?id=384&iid=2056
Записан
Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе.

Светланa

  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 8 503
  • Вероисповедание:
    православная христианка
Калива прп. Паисия Святогорца в Афонском Иверском скиту

Калива прп. Паисия Святогорца в Иверском скиту - малоизвестное место даже для святогорцев. А ведь это как раз одна из величайших святынь современного Афона. В этой каливе, а попросту сказать - сарайчике, шалаше, старец провел несколько лет. Он сам срубил этот шалаш-каливу из тесаных досок, бревен, расколотых вдоль с помощью клиньев. Не путать ее с каливой Св. Архангелов, где стрец жил позже!

Внутри калива отштукатурена. В ней старец сложил мини-печь, которую вы можете видеть на фотографии. Размер печи - всего 30 на 25 см. Такая печурка вмещает лишь одно полено и не рассчитана на то, что ночью хозяин погрузится в сон: очердное полено нужно постоянно подкладывать всю ночь. Так вот, печь работает до сих пор!
 


Удивительнее всего, что известная келья Паисия Святогорца Панагуда уже ремонтировалась не раз, а эта каливка стоит открытой уже десятки лет и осталась такой, как будто ее только что срубили. Правда в нее приходят помолиться отшельники Афонской Горы, обычно оставаясь в ней на ночь. И в одно из таких посещений произошел пожар. Впрочем, обгорела лишь внутренняя часть каливы, часть потолка в иконном углу.

В это место есть дорога от Ивирона, если подниматься напрямую в скит, или же из Кареи через место, называемое Таврокаливо (бычий дом). Рекомендуем всем посетить этот незаслуженно забытый памятник афонской святости, который на современном празднике жизни действует весьма отрезвляюще.



Воспоминания Паисия Святогорца:

Вернувшись на Афон, Геронда Паисий хотел поселиться на пустынной Капсале…Не  найдя на Капсале пригодной кельи, он - за послушание одному старцу - поселился в Иверском скиту - в каливе святых Архангелов (в омологии записана дата 12 мая 1964 г.) В письме от 24 июля 1964 года сам Старец пишет о своей жизни следующее:
 
«Благодатью Божией я взял каливу в пустынном Иверском скиту. Здесь есть всё необходимое для безмолвнической жизни. Из пятнадцати калив скита заселены только семь. По субботам и воскресеньям мы собираемся в скитский соборный храм только на Литургию - остальные службы совершаем сами у себя в каливах. В моей каливе церквушка посвящена святым Архангелам.
 
При каливе - небольшой участок с несколькими масличными деревьями, огородик с колодцем и тому подобное. Конечно, я занимаюсь кое-каким ремонтом, потому что дом старый. Вижу, что дело идёт к тому, что у меня появится небольшое братство. По правде сказать, меня это весьма огорчает, ведь я привык жить один и вижу по себе, что один мог бы больше преуспеть...

Источник
Записан
Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе.

Светланa

  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 8 503
  • Вероисповедание:
    православная христианка



Тропарь преподобному Паисию Святогорцу

глас 5


Боже́ственныя любве́ о́гнь прие́мый, превосходя́щим по́двигом вда́лся еси́ весь Бо́гови, и утеше́­ние мно́гим лю́дем был еси́, словесы́ боже́ственными наказу́яй, моли́твами чудотворя́й, Паи́сие Богоно́се, и ны́не мо́лишися непреста́нно о всем ми́ре, преподо́бне.

Кондак преподобному Паисию Святогорцу

глас 8


А́нгельски на земли́ пожи́вый, любо́вию просия́л еси́, преподо́бне Паи́сие, мона́хов вели́кое утвержде́ние, ве́рных к житию́ свято́му вождь, вселе́нныя же утеше́ние сладча́йшее показа́лся еси, сего́ ра́ди зове́м ти: ра́дуйся, о́тче всеми́рный.
Записан
Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе.

Сергей Лонский

  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 17 673
  • Вероисповедание:
    православный
  • Храм Иконы Божией Матери «Взыскание погибших»
с праздником. помяни нас, авва Паисий, в своих молитвах за мир...
Записан
Душá нáша я́ко пти́ца избáвися от­ сѣ́ти ловя́щихъ: сѣ́ть сокруши́ся, и мы́ избáвлени бы́хомъ.
Пóмощь нáша во и́мя Гóспода, сотвóршаго нéбо и зéмлю. Пс.123:7-8

Светланa

  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 8 503
  • Вероисповедание:
    православная христианка
Предстоятель Элладской Церкви возглавил торжества в день памяти преподобного Паисия Святогорца

Афины, 12 июля 2016 г.



Архиепископ Афинский Иероним прибыл в монастырь Иоанна Богослова в Суроти, основанный преподобным Паисием Святогорцем, сообщает AgionOros.ru со ссылкой на Romfea.gr.   

В обители предстоятеля Элладской Церкви встретили митрополиты Кассандрийский Никодим, Сирский Дорофей и Мессинийский Хризостом.



Игумения монастыря обратилась к архиепископу Иерониму с приветствием и принесла ему в дар икону преподобного Паисия.

В ответном слове Предстоятель Элладской Церкви подчеркнул, что рассматривает это паломничество как «благодарность преподобному Паисию, который сыграл важную роль в его жизни и пастырском пути».

 Затем Архиепископ Иероним помолился на могилке Паисия Святогорца.



В 20 часов началось торжественное всенощное бдение, которое завершится около 4 утра следующего дня.



В монастырь продолжает прибывать множество паломников. Ожидается, что в торжествах в обители Иоанна Богослова примут участие несколько тысяч верующих.
Записан
Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе.

Светланa

  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 8 503
  • Вероисповедание:
    православная христианка
В каливе отца Паисия

Митрополит Месогейский и Лавреотикийский Николай


В день памяти преподобного Паисия Святогорца – одного из величайших старцев XX века – предлагаем читателям воспоминания о старце митрополита Месогейского и Лавреотикийского Николая из его книги «Святая Гора – высочайшая точка Земли», вышедшей недавно в Издательстве Сретенского монастыря. Книга митрополита Николая – это дневник путешествий на Афон в 70-е годы XX века и в наши дни. Записи и размышления владыки приоткрывают мистическую и скрытую от посторонних глаз жизнь святогорцев.


Келья Панагуда, где подвизался старец Паисий Святогорец

Пятница, 13 августа. Как всегда, по старому стилю. Два дня до праздника Успения. Я проснулся в 6 часов утра. Тяжелый сегодня день. Облачно, жара, духота. Наш завтрак щедр и богат: чай, кофе, мармелад, мед, сладкие черешенки. Все исполнено искренним гостеприимством. Все, что было у людей, все они выложили перед нами: и то, что лежало в шкафах, и то, чем было богато сердце. Берем благословение у отца Хризостома и в 9:30 отправляемся в путь, унося с собой благодарные воспоминания о его «авраамовом гостеприимстве». Я был взволнован, но душа моя не нашла еще того, что искала. Я жаждал чего-то иного.

 Погода слегка прояснилась. Тусклый свет солнца едва проникает сквозь облака. Мы направляемся к отцу Паисию. Глаза нетерпеливо вглядываются вдаль. Мысли не дают покоя. Сегодня мы наконец увидим то, о чем столько мечтали! Боже мой! Какое неизъяснимое волнение рождает во мне это стремление увидеть подлинного подвижника! Три четверти пути остались позади. Мы уже совсем близко. Я очень хочу увидеть старца, но ни капельки не желаю подражать его подвигам. Я восхищаюсь им, но не собираюсь ничего менять в своей жизни. В отношении меня это исключено даже как отдаленная вероятность или хотя бы предположение. Я стану ученым! Хочу добиться успеха в этой жизни. В этой, которую я вижу. Что касается иной жизни… «как Бог даст»!

 Еще немного – и вот перед нами открывается вид на смиренную каливу старца Паисия. До нее осталось минут пятнадцать ходьбы. Крыша каливы из простого листового железа. Рядом растет огромный кипарис. Мы продолжаем спуск и в то же время, возможно, духовно мы поднимаемся к высочайшей точке земли!.. Наши ноги спускаются по тропинке вниз, а душа восходит в иное измерение. Мы молчим. Словно в ожидании какого-то таинства. И здесь, в этом месте, царит абсолютная тишина, несмотря на пение птиц, стрекотание цикад и шелест листвы. Эта тишина странная и особенная, она сама исполнена таинства. Она не приносит тебе успокоения, но рождает глубокое волнение. Пробуждает, а не дает отдохновение. Ты молчишь, но все внутри тебя напряжено как никогда. Беспокоишься и в то же время первозданно спокоен. Ты ждешь… Нет, тишина здесь не похожа ни на какую другую. Она не сравнима с тишиной в Карее после захода солнца и уж совсем не имеет никакого отношения к тому затишью, что наступает в Дафни после отъезда автобуса с паломниками. В той тишине ты просто ничего не слышишь. А эта рождает в тебе новое слышание, доносит до тебя звуки и напевы иного мира. В этом безмолвии ты слышишь биение своего сердца, постигаешь свою глубину, ощущаешь глубины Божии, слышишь то, что не слышало ухо (см.: 1 Кор. 2: 9), неизреченные слова (см.: 2 Кор. 12: 4). Здесь можно услышать то, что никогда не услышишь ни в каком другом месте.

 Ну вот, мы уже стоим перед дверью каливы. Калива Честнoго Креста Господня – место подвигов отца Паисия. Меня охватывает страх, он подчиняет меня себе. И я понимаю это. Страх какой-то неопределенный: непередаваемая боязнь и невыразимое восхищение. Мы настойчиво, хотя и деликатно, стучим в дверь, ведущую во двор. Молоточек, ударяющий по железу, справляется с этой работой гораздо лучше, чем современные электрические звонки. Проходит пять минут. Нет ответа. Отец Паисий может и не открыть нам. И это, как нам говорили, наиболее вероятно. Обычно старец не прерывает своей беседы с Богом. Но мы все же надеемся. Разговариваем между собой шепотом. Мы не осмеливаемся говорить громче, чем это необходимо, чтобы быть услышанными. И не решаемся постучать еще раз. Кругом царствует такая тишина, что нас, без сомнения, прекрасно слышали и в первый раз. Повторный стук в дверь лишь выкажет наш эгоизм и нетерпение. Старец сейчас, конечно же, молится, ведь это его непрестанное занятие. Мы стучим в дверь не для того, чтобы он нас услышал: он и так нас слышит. Это наша просьба. Мы должны попросить прежде, чем он подаст. Без этой смиренной просьбы мы не сможем получить просимое. Поэтому мы предпочитаем ожидание. Так проходит еще пять минут.

 Едва только мы решили еще раз постучаться, как послышался скрип отворяемой двери. Кто-то показался в глубине. Показался тот, кто доселе не был видим, а теперь явился нашим глазам. «Слава Тебе, Боже!» – слышат мои уши его голос. «Слава Тебе, Боже!» – отдается в моем сердце. «Старец принял нас», – сказал я сам себе с облегчением и некоторым страхом. Отец Паисий медленно и спокойно подходит к ограде. Молча открывает нам дверцу.

 Мы просим благословения. Старец дрожащим от умиления и слабым от долгого и привычного ему молчания голосом отвечает:

 – Господь благословит. Проходите.

Я бросаю быстрый взгляд на отца Паисия. Не могу, не осмеливаюсь взглянуть второй раз. Мое сердце часто бьется. Меня одолевает любопытство: так хочется проникнуть в таинство его святости. И гнетет страх: вдруг ему откроется тайна моей греховности. Он скрывается от чужих глаз по своему смирению, а я – из-за своего эгоизма.

 Мы входим в его скромную каливу. Все кругом очень маленькое. Дверные проемы узкие и низкие. Потолок нависает над головой. Здесь смиряются все геометрические величины. Мы проходим в небольшую церквушку. Простой дощатый иконостас. Иконы в нем – простые бумажные копии русских живописных икон, прикрепленные кнопками или гвоздями, а рамками им служат проемы в иконостасе. С обратной стороны даже досочками не закрыты. При малейшем нажиме иконы могут порваться. Все в пределах строгой необходимости и естественной неприхотливости. Мы прикладываемся к иконам, отец Паисий сопровождает нас, повторяя нараспев: «Сла-а-а-ва Тебе, Боже», «Го-о-осподи, помилуй».


Преподобный Паисий Святогорец

Меня удивило, что почти на всех иконах руки святых были полустерты, а ноги Христа на Его иконе были стерты совершенно. Как-то в одно из моих следующих посещений я улучил момент и изложил отцу Паисию мое наблюдение. На что он мне ответил:


 – В лицо целуем от любви, в руку – из уважения, в ноги – от сердечного сокрушения. Бога мы не лобызаем в лик, если на иконе изображены Его ноги. У святых дерзаем поцеловать ручки, но у Христа – можем поцеловать только ноги.

 И слезы потекли у него из глаз…

 Рядом с каливой – могила батюшки Тихона, почившего три года назад. Он был старцем (духовным наставником) отца Паисия. Здесь же растут два-три корешочка розмарина, виноградная лоза и кипарис – один из тех благодатных Божиих творений, на которое едва посмотришь и сразу устремляешься душой к небу.

 Мы входим в архондарик – место отдыха отца Паисия, по размеру приблизительно 2 на 2,5 метра. Не больше. Природный выступ у основания стены, покрытый сверху солдатским одеялом кофейного цвета, играет роль дивана. Угощение старца – вода и лукум. Мы ждем: что же он нам скажет? Отец Паисий не произносит ни слова. Время идет, а он, спокойно склонившись, плетет четки и молчит. Кто-то из моих спутников не выдерживает и нарушает тишину. Я не помню, что именно он спросил. Помню только, как старец дрожащим голосом начал сперва описывать нам любовь Божию и то, как это чувство рождает ответную любовь к Богу, – все это так живо! Он рассказал нам о сладости Божией, о светоносности Его присутствия, о великодушии святых, о благородстве мучеников и о нашем собственном любочестии.

Точно так же, с таким же воодушевлением, интонацией и силой он описал нам величие молитвы как ощущения присутствия Божия и как движения нашей собственной любви навстречу Господу. Я только слушал. Старался, насколько это было возможно, воспринять посредством глаз, ушей и воображения то, что осталось за пределами его слов. Сам внешний вид старца, несомненно, означал больше, чем то, что он говорил. И потому можно было догадываться, что он сам спрятан, скрыт от нас. Вопросы задавались просто ради вопросов. Я же не открыл даже рта, решив, что приду сюда еще раз, но уже со своим списком вопросов. Я всегда жаждал чего-то большего, чем просто «список» морально-нравственных правил. Я тяготился «поваренной книгой», этакими кулинарными рецептами духовной жизни. Здесь же, у старца Паисия, я обнаружил духовную подлинность и любовь. Он готовил свои духовные яства, да так, что пальчики оближешь. Он не только слышал «неизреченные глаголы» безмолвия, но и сквозь свою неприметность являл их нам.

 Здесь ты мог услышать неизреченное и увидеть незримое. Место духовных подвигов подобно глубокому колодцу, откуда, как говорят физики, можно и в ясный полдень увидеть звезды. Как стенки колодца поглощают падающие на них лучи солнца, так и само место, где совершается духовный подвиг, поглощает все звуки, образы, попечения, предоставляя подвижнику возможность слышать, видеть и мыслить сосредоточенно и чисто.

 Чрезвычайно вежливо и любезно отец Паисий дал понять, что нам пора идти. Теперь уже мы начинаем торопиться. Выходим во двор. Старец возвращается назад за четочками своей работы и дарит их нам как благословение[1]. Рядом, в дупле дерева, я замечаю стеклянную вазочку с сырыми орехами. Сверху надпись: «Благословение». Здесь все предлагается как благословение. Отец Паисий показывает нам тропинку, которая поможет сократить наш путь. Мы прощаемся. Берем у него благословение и уходим.

 Множество мыслей не давали мне покоя. Может, не было никакой необходимости, и мы зря побеспокоили старца из пустого любопытства? А что если с нами он только потерял свое драгоценное время? От того, как пойдет наша дальнейшая жизнь, зависит ценность его времени, проведенного с нами. Я оглядываюсь назад, бросаю последний взгляд на каливу в надежде увидеть хотя бы спину отца Паисия. Но его уже не было видно, он исчез! Поспешил вернуться к молитве!

 Я приезжал к отцу Паисию и в 1976 году вместе со своим однокурсником. Помню его слова, исполненные благодати и духовной сладости.

 – Что изучаете, ребята? – спросил он нас.

 – Физику, – отвечаем мы ему.

– Вы оба физики? Ну, тогда вы должны изучить и физику метафизики. Известен ли вам закон духовного распада атома? Когда мы познаем самих себя, то есть когда достигаем самопознания, тогда происходит распад атома личности. Если мы не сможем смириться до распада нашей личности, то и не высвободится та духовная энергия, которая нужна нам для преодоления силы тяжести нашего естества. Только так, ребятки, мы сможем начертить свою духовную траекторию.

 Какая приятная неожиданность! Старец Паисий говорил о духовных понятиях на нашем языке!

 – Духовная жизнь легка, – сказал он нам. – Иго Мое благо, и бремя Мое легко, как сказал Господь (Мф. 11: 30).

 – Да, но тесны врата и узок путь (Мф. 7: 14), – вежливо возразил мой друг.

 – Благословенный, это жир делает врата узкими. А ты сбрось его и увидишь, как легко станет.

«Мы должны любить всех одинаково, – продолжал старец, – Только тогда это действительно любовь Божия. Если мы любим кого-то больше, а кого-то меньше, то должны заподозрить себя в эгоизме.

 Насколько мы забываем самих себя, настолько мы познаем благословение Божие в нашей жизни. И чего только не дает нам Всеблагий Бог! (с каким трепетом и любовью произнес он “Всеблагий”). Временами ощущаешь, будто кости в тебе истаивают, словно воск, от того, что ты не в силах вынести даров Божиих. Пред любовью Божией все склоняется. Рядом с ней все истаивает».

 Отец Паисий рассказал нам о чудесном действии молитвы и благодати Божией. Он знал одного монаха, который в простоте сердца вверился евангельскому изречению и словам Самого Господа, что Он дал верным Своим власть наступать на змей и скорпионов (Лк. 10: 19), и без всякого страха брал в руки ядовитых змей и выносил их прочь за ограду. А еще знал одного монаха, которого во время молитвы благодать Божия переносила в далекие места, и там он осуществлял дивные дела и являл силу Божию, а после Господь возвращал его обратно. И этот монах, однажды проснувшись, обнаружил у себя цветок, который растет только на Каспийском море. И туда переносила его благодать Божия.


Николай (Хаджиниколау), митрополит Месогейский и Лавреотикийский. Святая Гора – высочайшая точка Земли. М., Сретенский монастырь: 2016.

Старец старался разрушить наш рационализм, в котором мы спрятались как в скорлупе. Он пробуждал в нас предположение, что есть и иной взгляд на эту жизнь. Но одно предположение так и не прижилось тогда в моем сердце. Предположение о моем призвании. Я упорно отказывался смотреть в этом направлении…

 Наконец, через двенадцать лет, в 1988 году, я вновь посетил Святую Гору, на этот раз вооруженный решимостью последовать своему призванию. Лето тогда стояло засушливое и жаркое как никогда. За несколько месяцев – ни капли дождя. Родники и ручьи пересохли, источники иссякли. Ни у кого в огороде ничего не росло. Помидоры не дотянули даже до одного метра в высоту. Напоминая по виду чахоточных барышень, они висели на подпорках и производили весьма удручающее впечатление. Еще хуже обстояло дело с перцами, тыквой и огурцами.

 Исключение составлял лишь огород отца Паисия. Правда, он выращивал не все виды овощей, а только те, которые не требовали дальнейшего приготовления. Остальные были несовместимы с его подвижническим образом жизни. Он посадил девять штучек помидоров и один огуречик. В это засушливое и жаркое лето его неполитые помидоры перевалили за два метра в высоту. И чем больше им не хватало воды, тем сильнее они устремлялись вверх, а сами помидоры на них напоминали по размерам маленькие дыни. Я был поражен этим чудом. Живая вода Божественной благодати заменила им естественную потребность во влаге.

При недостатке чего-либо необходимого, но чрезвычайном уповании на Бога мы подвигаем Господа на помощь, и Он преображает природу вокруг нас. Чем меньше в нас мирского рационализма и земной дебелости, тем живее и подлиннее проявляется Божие присутствие в нашей душе и в окружающей нас жизни.

 Старец в шутку поставил меня рядом со своими помидорами и сказал:

 – Жаль, жаль! Мне казалось, что ты высокий, а гляди-ка, мои помидоры выше тебя. А если бы я их еще и поливал!

 Глядя на помидоры отца Паисия, утешалась вся братия окрестных монастырей и келий. Не знаю, довелось ли им в конце концов отведать этих помидоров, но Божией благодати они, несомненно, вкусили.

 Старец хотел немногого, а получил сполна. Можно ли пренебречь столь бесценным опытом? Даже самые бесплодные и невозделанные души отцов-святогорцев, приобщившись этому многоценному жизненному опыту, в наше тяжелое и духовно «засушливое» время дивным и непостижимым образом произрастили самые сочные и благоуханные духовные плоды. Их вера и жизнь вселенную утверждает[2].

Я много раз слышал, что, когда Бог посещает чье-то сердце, то человек тот становится настолько кротким и чутким по отношению к природе, что старается не причинить ей боль, перестает защищаться от нее. Он не сорвет цветок, не вырвет бесполезный сорняк, не убьет муравьишку, не прогонит муху. С уважением отнесется к сломанному сучку, бесплодному дереву, надоедливой букашке, к вселяющему страх животному. Если ты, имея в своем сердце такую любовь, встретишь дикого зверя или ядовитую змею, то они не принесут тебе никакого вреда – они ответят тебе той же любовью. Ты станешь другом для всей твари, и она отплатит тебе доверием и любовью. Ты склонишься пред их стенанием и немощью, оросишь их своею молитвой, и природа чудесно отзовется на твою любовь. Помидоры, да и любой урожай, который ты собираешь, – это не следствие природных закономерностей, а свидетельство Божиего благословения. Таким образом природа преображается в храм Божий, а природные законы сменяются чудесами и Божиим вмешательством. Вот она – настоящая экология, основанная на подвижничестве.

 В 1988 году отец Паисий и его чудесные помидоры подтвердили истинность его благозвучных наставлений 1976 года и утвердили то глубокое впечатление, которое оставила в моей душе та первая благословенная встреча в 1971 году. Мне помнится, что у меня тогда еще не было духовной нужды слышать и видеть великого старца. Для меня достаточно было того, что я нахожусь рядом с необыкновенным человеком не от мира сего, что я познакомился с подвижником, увидел настоящего святого.

Публикуется по: Николай, митрополит Месогейский и Лавреотикийский. Святая Гора – высочайшая точка Земли / Пер. новогреч. Екатерины Коваль. Издательство Сретенского монастыря, 2016.

[1] «Благословением» в греческих монастырях называют то, что передается в дар.
[2] См. Синодик в Неделю Православия.
Записан
Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе.

Светланa

  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 8 503
  • Вероисповедание:
    православная христианка
Учение преподобного Паисия Святогорца о Пресвятой Богородице




Чтобы говорить о Божией Матери, нужно Её знать, считал старец Паисий. Богородица явилась ему возле северо-восточного угла его каливы. Увидев Божию Матерь, старец смиренно произнес: «Пресвятая моя Богородица, и место это грязное, и сам я грязный». Однако после того явления он благоговел даже перед местом, на котором стояли ноги Пречистой Богоматери. Он хотел посадить на этом месте цветы, чтобы туда никто не наступал.

В Часослове под 21 февраля он так, чтобы никто не понял, с сокращениями, сделал запись об этом чудесном событии: «Пресвятая Богородица! В десять тридцать перед полуночью, Вся в белом, в сияющих одеждах...»


СИЛА ЕЕ ИМЕНИ

Кто очень почитает Божию Матерь, лишь слышит Её имя — тут же преображается. Или, если увидит его написанным где-то, благоговейно целует, а сердце при этом радостно трепещет. Может всю службу простоять, постоянно повторяя имя Пресвятой Богородицы. А когда прикладывается к иконе Божией Матери, то имеет такое чувство, что прикладывается не к иконе, а будто перед ним Сама Богородица, и от любви к Ней в изнеможении падает долу.

МОНЕТЫ ДЛЯ БОГОРОДИЦЫ

Расскажу вам, что случилось однажды с одним простым благочестивым паломником. Он пошёл в Иверский монастырь поклониться Божией Матери Вратарнице. Там вся икона увешана монетами. На обратном пути по дороге в монастырь Ставроникита ему пришёл такой помысел: «Матерь Божия, — сказал он, — иной бы я хотел Тебя видеть: простой, без монет».

И вот что с ним случилось. Он вдруг почувствовал сильную боль, перед глазами пошли круги, так что он не мог дальше идти и сел посреди дороги. Стал просить о помощи Божию Матерь: «Матерь Божия, — говорил он, — помоги мне и я принесу Тебе в дар две монеты!» Тут ему явилась Богородица и сказала «Так появились монеты на иконе. Разве они нужны мне? Разве я их просила?» И боль тут же прошла. Видите, этот человек имел доброе устроение, сильную веру, и Божия Матерь ему помогла.

Иногда в каливе, когда я хочу помолиться Богородице, думаю: «Как мне с пустыми руками идти к ней с просьбами?» Набираю немного полевых цветов, несу их к иконе и говорю: «Матерь Божия, прими эти цветы из Твоего удела». До того как я приехал на Афон, слышал, что его называют уделом Божией Матери, и ожидал увидеть там цветы, фруктовые деревья и т. д. А когда приехал и увидел дикие каштаны да земляничные деревья, понял, что это удел духовный. Позже я ощутил присутствие и Самой Божией Матери в Её уделе.

МАТЕРЬ ЦАРЯ

Было мне видение: будто собираюсь в дальнее путешествие и нужно собрать документы, паспорт, деньги, справки разные, а чиновники ничего мне не дают. Вокруг было много людей, но никто не мог мне помочь. «Кто же мне поможет? — думаю я. — Никому я тут не нужен». Я стал волноваться...

И вдруг является Женщина с лучезарным лицом в золотых одеждах. Какая Она была прекрасная! Вся сияла! «Не волнуйся, Я тебе помогу, Мой Сын — Царь», — сказала она мне и хлопнула слегка по плечу. Взяла мои бумаги и одним движением положила их Себе в одежды. Какое это было движение! Потом Она сказала: «Придут трудные дни», — и объяснила мне, что я должен делать. Потом я увидел в одной книге Иерусалимскую икону Божией Матери и узнал Её.

ХОДАТАИЦА

Допустим, у какой-нибудь женщины соседка — мать министра, и женщина просит, чтобы она помогла найти работу её ребёнку. Соседка готова помочь, но сама она не сможет ничего сделать, а будет просить сына-министра, который в силу своей должности действительно может помочь и поможет, потому что просит мать.Так и мы просим Божию Матерь о своём спасении, а Она просит Своего Сына, Который может спасти. И Он исполняет просьбу Матери, потому что очень Её любит.

Люди, по-настоящему благочестивые и почитающие Христа, приходят перед Ним в трепет, а к Божией Матери обращаются смелее, потому что Она принадлежит к человеческому роду.

Богородица передаёт все наши просьбы Христу, но и Сама Она по Своей заботе и нежности наполняет наши души любовью ко Христу. Я прошу Божию Матерь, чтобы Она взяла моё сердце, очистила его, а потом разделила бы на четыре части: три части дала бы Пресвятой Троице и одну взяла бы Себе.

Богородица никогда нас не оставляет, несёт нас на Своих плечах, главное, чтобы мы сами этого хотели и не дрыгали бы ногами, как непослушные дети.




ВО СЛАВУ ГОСПОЖИ БОГОРОДИЦЫ

Божия Матерь, когда мы имеем нужду, сразу отвечает на нашу молитву; а когда нет — оставляет, чтобы в нас потихоньку вырабатывались стойкость и мужество. Когда я жил в монастыре Филофей, однажды сразу после всенощной на праздник Божией Матери один из старших монахов послал меня с письмом в Иверский монастырь. Потом я должен был идти на монастырскую пристань встречать с корабля одного старца, чтобы проводить в монастырь — расстояние полтора часа пешком.

Только что закончился пост, прошло бдение. В то время Успенский пост я разделял на две части: до Преображения ничего не ел, на Преображение ел, а потом до Успения опять ничего не ел. Из монастыря я вышел сразу после всенощной и не подумал взять с собой даже немного сухарей. Пришёл в Иверский, отдал письмо и пошёл на пристань ждать корабль. Он должен был прийти около четырёх часов дня, но опаздывал. Я почувствовал себя нехорошо.

В стороне лежала куча брёвен, похожих на телеграфные столбы, и я сказал в помысле: «Пойду-ка, сяду там, чтобы никто меня не видел и не спрашивал, что со мной». Когда я сел, мне пришёл помысел помолиться Божией Матери, чтобы Она как-нибудь позаботилась обо мне. Но я тут же подумал: «Несчастный, и по таким мелочам ты будешь беспокоить Богородицу?»

И в это время увидел прямо перед собой монаха. Он держал в руках круглый хлеб, две инжирины и большую гроздь винограда. «Возьми это во славу Госпожи Богородицы», — сказал он и исчез. Тут я уже от умиления не мог сдержать слёз; о еде и думать забыл... Па, па! Вот какая Мать! Заботится даже о мелочах! Понимаешь, что это означает!

НЕПОСЛУШНЫЕ ДЕТИ

Расскажу вам один случай, который произошёл в России. В одной из областей России рядом стояло два монастыря, а разделяла их железная дорога. Как-то монахи из одного монастыря пошли на престольный праздник в соседний и там напились. Когда они пьяные возвращались обратно, то улеглись прямо на рельсы и уснули.

Тогда Богородица явилась начальнику станции и сказала ему: «Моих поросят зарежет поезд». «Что за чепуха, каких ещё поросят зарежет поезд?», — говорит он. Божия Матерь явилась ему во второй раз и снова повторила: «Моих поросят зарежет поезд». «Да что за поросята?», — вопросил начальник станции. Он подумал, что возможно какое-нибудь стадо свиней вышло на полотно. Пошёл проверить и увидел спящих монахов. Успел всё-таки их разбудить. А иначе проходящий поезд всех бы раздавил.

Видите, Богородица, как добрая Мать, заботится даже и о Своих непослушных детях. Как можно крепче держитесь за одежду нашей Великой Владычицы Богородицы, чтобы Она помогала вам. Пусть Богородица, эта нежная и заботливая Мать всего мира, защищает вас и весь мир. Аминь.

Источник
Записан
Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе.
Страниц: [1]   Вверх
 

Страница сгенерирована за 0.412 секунд. Запросов: 18.



Рейтинг@Mail.ru

Поддержка сайта - Кинетика