Пожалуйста войдите или зарегистрируйтесь.


Войти
Расширенный поиск  
Страниц: 1 ... 80 81 82 83 84 [85] 86   Вниз

Автор Тема: Ретро-фотоальбом. Москва. Прокатимся на машине времени.  (Прочитано 164358 раз)

0 Пользователей и 2 Гостей смотрят эту тему.

р.Б.Сергий

  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 3 001
  • Вероисповедание:
    православный христианин
Особняк С. М. Третьякова на Пречистенском бульваре в 1890 году


В доме №6 по правой стороне Пречистенского (ныне Гоголевкого) бульвара жил городской голова С.М. Третьяков, брат основателя знаменитой картинной галереи, сам собиравший живопись. Он поручил своему зятю, московскому архитектору А.С. Каминскому, женатому на сестре Третьяковых, перестроить дом на бульваре в русско-византийском стиле. А после смерти именитого домовладельца этот особняк в 1892 году купил не менее известный фабрикант и банкир Павел Рябушинский, тот самый, который грозил удушить революцию костлявой рукой голода. И, по необычному совпадению, именно в этом доме на Пречистенском бульваре после 1917 года разместился революционный трибунал.

« Последнее редактирование: 03.01.2010, 05:56:10 от Konstantin Alexeev »
Записан

Валентина

  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 14 630
  • Вероисповедание:
    православная
Какая тема хорошая. Можно просто "бродить", любоваться, отдыхать, узнавать новое.
Записан
Что бы мы ни делали,  обязательно найдётся кто-то, кто с нами будет не согласен. Я думаю, мы сами должны решать, как нам путешествовать. (с)

р.Б.Сергий

  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 3 001
  • Вероисповедание:
    православный христианин
Какая тема хорошая. Можно просто "бродить", любоваться, отдыхать, узнавать новое.
Спасибо! 9qz
Записан

р.Б.Сергий

  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 3 001
  • Вероисповедание:
    православный христианин
Особняк Шмита на Пресне в 1890 году

Особняк был построен в 1883 году и сгорел в декабре 1905 года. Архитектор П.С. Бойцов.
Фабрика Шмита была в то время в районе нынешней Дружинниковской улицы, д. 9.


* * *

В судьбе этого молодого человека, прожившего всего 23 года, переплелись большая политика и большие деньги, вера в высокие идеалы и низкая алчность, любовь и обман, совестливость и подлость. Он внезапно и страшно погиб при загадочных обстоятельствах, затем его деньгами расчетливо воспользовались люди, ради которых он рисковал жизнью, и в конце концов о нем просто забыли – как и о большинстве его современников-революционеров. А завершилась эта история в Москве ровно 100 лет назад.

СПАСАЯ СЕМЕЙНЫЙ БИЗНЕС
Родившемуся в декабре 1883 года Николаю Павловичу Шмиту посчастливилось оказаться наследником двух семей богатейших московских фабрикантов. Его прадед по отцу, уроженец Риги Матвей Шмит обосновался в Москве в 1817 году, построив у Арбатской площади мебельную фабрику и быстро разбогатев в разгар строительного бума, охватившего Москву после пожара 1812 года.
В 1850-х гг. в России началось железнодорожное строительство, и сын Матвея Шмита, путейский инженер Александр Шмит, добился для семейной фирмы подрядов на изготовление мебели для вокзалов на железной дороге между Санкт-Петербургом и Москвой. Тогда же Шмит-2-й добавил к названию предприятия почетное наименование: «Поставщик Двора Его Императорского Величества».
Сын инженера Шмита Павел Александрович в начале 1880-х гг. женился на наследнице богатейшей старообрядческой семьи Морозовых – Вере Викуловне. На приданое невесты, полученное от ее отца-миллионщика, владевшего ткацкими мануфактурами в Московской и Тверской губерниях, Шмит-3-й к 1883 году отстроил новые фабричные корпуса и личный двухэтажный особняк на Пресне, тогдашней московской окраине, между улицами Нижняя Прудовая (ныне Дружинниковская) и Нижняя Пресненская (ныне Рочдельская).
До конца XIX столетия семейные и фабричные дела Шмитов шли хорошо. У счастливой четы Павла и Веры один за другим рождались дети – вслед за первенцем Николкой появились Катя (1884), Лиза (1887) и Алеша (1889). Фабрика давала хозяевам стабильно высокие доходы. Правда, работники трудились там по 12-14 часов в день, но мастера-резчики и обойщики получали за свою штучную работу неплохие деньги и не увлекались забастовками.
Налаженная жизнь Шмитов пошатнулась в 1902 году, когда Павел Александрович умер от болезни сердца. В своем завещании он велел продать фабрику, не видя в семье достойного преемника по ее управлению. Однако тогдашний застой экономики не позволил найти покупателей предприятия по реальной цене. От разорения дело Шмитов спас крупный заказ сахарозаводчика-миллионера Харитоненко на мебель для его особняка на Софийской набережной, где ныне размещается посольство Великобритании.
Тем временем юный Николай Шмит, желая спасти семейный бизнес, прервал учебу на естественном факультете Московского университета и начал реконструкцию фабрики, заняв у матери 75 тысяч рублей (цена тогдашней дворянской усадьбы в ближнем Подмосковье) и взяв кредит под ожидаемое после покойного деда по матери Викулы Морозова наследство, которое Николаю предстояло получить по достижении 21 года.

СПОНСОРСКИЕ АКТЫ
В расширении производства юному Шмиту помог его двоюродный дед Савва Тимофеевич Морозов – фабрикант-миллионер, меценат, крупнейший спонсор тогдашних подпольщиков-революционеров. Через Морозова Николай Шмит свел знакомство с московскими большевиками Леонидом Красиным, Николаем Бауманом, Виргилием Шанцером. Савва Морозов помогал этим людям, считая большевизм действенным средством ограничить всевластие царской бюрократии в интересах российских деловых кругов, не имевших тогда легальных инструментов воздействия на самодержавную монархию.
Однако с течением времени дружба с подпольщиками привела к разладу в семейной жизни Морозова и к его тяжелому нервному расстройству. Родные отправили Савву Тимофеевича на лечение во французские Канны, где 13 мая 1906 года его труп с пулей в сердце нашли в гостиничной постели. Историки до сих пор спорят, было ли это самоубийством либо убийством. Известно, что в день смерти Морозова в Каннах видели Леонида Красина, руководившего «боевой технической группой при ЦК РСДРП», то есть отрядом большевистских боевиков. Еще один исторический факт – из 100 тысяч рублей, на которые была застрахована жизнь Морозова, 60 тысяч получил Красин.
Горячо переживая гибель родственника и покровителя, Николай Шмит не был осведомлен о ее загадочных подробностях. Всецело доверившись новым друзьям-революционерам, в 1905 году Шмит передал тому же Красину 20 тысяч рублей на закупку оружия и еще 15 тысяч – на издание газеты «Новая жизнь». Эти спонсорские акты происходили в доме № 4/7 на углу Моховой и Воздвиженки на квартире пролетарского писателя Максима Горького и его гражданской жены (и близкой подруги покойного Саввы Морозова) – актрисы МХАТа Марии Федоровны Андреевой. А охраняли эту «нехорошую квартиру» 12 приезжих с Кавказа боевиков из «бригады» мастера экспроприаций (то есть вооруженных грабежей) Семена Тер-Петросяна, более известного под кличкой «Камо».
Общение с подобными незаурядными личностями все более увлекало пылкого экзальтированного юношу Шмита. С подачи Красина и Баумана Николай летом 1905 года принял на фабрику слесарями профессиональных революционеров Ивана Карасева и Михаила Николаева. Разумеется, в цехах они не появлялись, зато получали немалое жалованье. Когда ветераны фабрики во главе со старшим мастером Блюменау выразили недовольство этой «большевистской крышей», Шмит по совету старших товарищей созвал общефабричное собрание, где недовольных объявили «агентами полиции» и тут же уволили – якобы «коллективным решением коллег».
С тех пор фабричные мастера были вынуждены молча наблюдать за тем, как их молодые коллеги вместо работы в цехах учились кидать муляжи бомб прямо на фабричном дворе и тренировались в стрельбе в подвале котельной. Благо, ее новое оборудование, закупленное в Англии, в разгар революционных событий осени 1905 года установить было как-то недосуг. В те месяцы фабрика Шмита притягивала к себе всю радикальную молодежь Пресни, богатой как рабочими, так и хулиганскими традициями.

« Последнее редактирование: 31.12.2009, 04:32:55 от Konstantin Alexeev »
Записан

р.Б.Сергий

  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 3 001
  • Вероисповедание:
    православный христианин
продолжение...

ДРУЖИНА ШМИТА, ИЛИ ДЕКАБРЬСКОЕ ВОССТАНИЕ

Вскоре боевая дружина, созданная на фабрике Шмита, приняла боевое крещение. В сентябре 1905 года, в разгар охватившей Москву всеобщей забастовки с политическими требованиями о свержении самодержавия, группа «шмитовцев» решила стимулировать стачку железнодорожников, устроив ночное крушение поезда у станции «Кунцево». Дюжина бойцов во главе с Михаилом Николаевым попыталась остановить товарный состав, подав сигнал тревоги красным фонарем. Но их планам захватить паровоз, связать машиниста и пустить вагоны под откос помешал туман. Не разглядев свет фонаря, машинист проехал засаду без остановки. С досады дружинники обстреляли поезд и разошлись восвояси. Правда, своей цели они все же достигли – напуганные обстрелом железнодорожники были вынуждены присоединиться к забастовке.
В октябре 1905 года вооруженная закупленными Шмитом за границей и контрабандно ввезенными в Россию новейшими по тем временам пистолетами «браунинг» и «маузер» фабричная дружина стала главной ударной силой московских повстанцев. Шмитовцы участвовали в первой в Москве перестрелке с войсками и полицией на Охотном ряду 18 октября, когда лучше подготовленные «силовики» застрелили трех боевиков. С тех пор дружинники сменили тактику, начав нападать на одиночных полицейских постовых, а также изымать товары, необходимые для революционной борьбы, из московских оружейных магазинов и винных лавок.
Умеренные оппозиционеры самодержавию свернули свою активность после появления 17 октября 1905 года царского манифеста, учредившего новый независимый институт представительной и законодательной власти – Государственную Думу. А левые радикалы, добивавшиеся свержения монархии, собрались 5 декабря 1905 года у Чистых прудов в здании реального училища Фидлера (ныне дом № 5/16 по улице Макаренко) и постановили объявить в городе всеобщую политическую стачку, а затем начать вооруженное восстание.
В тот день «шмитовцы» несли охрану вокруг здания училища, но уже 7 декабря, в день начала стачки, они рассредоточились группами по 5-10 человек по всей Москве, чтобы изнурять в локальных стычках части столичного гарнизона и полиции. По оценкам современников, «шмитовцы» составляли 20% от действовавших тогда в Москве 1200-1500 вооруженных дружинников, но отличались отменным вооружением, высоким боевым настроем и взаимовыручкой.
После того как усиленный артиллерией полуэскадрон драгун под началом ротмистра Рахманинова (родной брат композитора) в ночь с 9 на 10 декабря 1905 года после 3-часового боя занял здание училища Фидлера, прежде служившее штабом восставших, их вожаки — большевик Зиновий Литвин-Седой и эсер Михаил Соколов («Медведь») —попытались закрепиться в центральных районах города, покрывшихся баррикадами. Их число росло до 13 декабря 1905 года, когда 60-летний генерал-губернатор Москвы Ф. В. Дубасов ввел в городе комендантский час и обратился за помощью в Санкт-Петербург. В ответ царь направил на усмирение беспорядка 2 тысячи офицеров и солдат лейб-гвардии Семеновского полка во главе с полковниками Г. А. Мином и Н. К. Риманом.
К утру 15 декабря, когда семеновцы прибыли в Москву, действовавшие там казаки и драгуны при поддержке артиллерии оттеснили повстанцев из их опорных районов на Бронных улицах и Арбате. Дальнейшие боевые действия с участием гвардейцев шли на Пресне вокруг фабрики Шмита, превращенной тогда в арсенал, типографию и лазарет для живых повстанцев и морг для павших. Среди них был и парторг фабрики Иван Карасев, убитый еще 12 декабря на одной из баррикад Арбата.
Все эти дни сам Николай Шмит и две его младших сестры составляли штаб дружины, координируя действия ее боевых групп друг с другом и с вожаками восстания, обеспечивая работу самодельного печатного устройства – гектографа. Несмотря на то, что для конспирации Шмиты пребывали не в семейном особняке, а в съемной квартире на Новинском бульваре (на месте нынешнего дома № 14), кто-то из пленных дружинников либо полицейских агентов сообщил властям об убежище. Именно там Николая Шмита арестовали ранним утром 17 декабря 1905 года, когда артиллерия Семеновского полка начала обстрел фабрики. В тот день фабрика и соседний особняк Шмитов сгорели дотла, хотя часть их имущества успели растащить по домам не занятые на баррикадах местные жители-пролетарии.
По версии властей, первый допрос 21-летнего революционера в последний день боев 19 декабря провел лично полковник Мин в своем полевом штабе на Даниловском сахарном заводе (ныне ОАО «Краснопресненский сахарорафинадный завод имени Мантулина, Мантулинская улица, д. 7). Как следует из сохранившихся докладных записок Мина в Петербург, после того как на глазах Шмита семеновцы расстреляли рабочих-боевиков Мантулина и Волкова, взятых с оружием в руках, юноша «сломался» и дал детальные показания об известных ему активных участниках восстания. Записи этих показаний в советских архивах обнаружить не удалось…
По версии самого Шмита, он под угрозой расстрела был вынужден признаться в своей помощи революционерам, но не упомянул никаких конкретных имен и фактов. По его словам, он молчал следующие 10-12 дней, когда сидел под арестом в Пресненской полицейской части, занимавшей нынешний дом № 4 на Кудринской улице. Оттуда Николая Шмита перевели в Таганскую тюрьму, где он смог ознакомиться с общими итогами московского Декабрьского восстания. Со стороны властей в нем погибло 36 полицейских, 14 дворников и 28 воинских чинов. Потери гражданского населения составили около 980 человек, в том числе 137 женщин и 86 детей. Из 700 с лишним убитых тогда мужчин около половины составили дружинники, включая примерно 15 «шмитовцев». Из вождей восстания не погиб никто – часть из них была арестована еще 7—8 декабря, другие благополучно скрылись с Пресни по льду Москвы-реки 17—18 декабря, оставив подчиненных воевать до последнего.
УБИЙСТВО ИЛИ САМОУБИЙСТВО?
Несмотря на усилия младших сестер, добивавшихся освобождения Николая из тюрьмы под залог, тот просидел в Таганке, а затем в одиночной камере в Пугачевской башне Бутырской тюрьмы почти 14 месяцев. К тому времени ведшие его дело судебные следователи Всесвятский и Вольтановский подготовили для передачи в суд заключение по делу Шмита, изобличенного в участии в организации вооруженного восстания. Однако ухудшение здоровья Николая, переболевшего в тюрьме тифом, заставило курировавшего следствие по его делу товарища (заместителя) прокурора Московской судебной палаты С. Е. Виссарионова отложить передачу дела в суд, а затем, уже в феврале 1907 года, санкционировать освобождение Николая Шмита из-под стражи до суда под залог. Но всего за день до выхода на свободу, утром 13 февраля 1907 года Шмита нашли мертвым в его камере-одиночке Бутырской тюрьмы.
По официальной версии властей, страдавший психическим расстройством юноша совершил самоубийство, вскрыв себе вены припрятанным осколком стекла. Технически это было вполне возможно, да и психологически Николай вполне мог поступить так, терзаясь чувством вины перед теми товарищами, которые погибли на баррикадах либо были арестованы на основании признаний, которые мог сделать Шмит под угрозой бессудной расправы.
Сами коммунисты с 1907 года упорно утверждали, что Шмита убили в тюрьме уголовники-«отморозки» при попустительстве охраны по приказу царских властей, опасавшихся, что после выхода на свободу Николай поведает миру при помощи того же Максима Горького о беззаконном поведении следователей, жестокости царских карателей и т. д. И эта версия также представляется вполне возможной.
Последняя, третья версия гибели Шмита стала известна российским историкам уже в 1990-х гг., хотя политэмигранты из советской России обсуждали ее еще в 1920-х гг. По этой версии, Шмит, как и его родственник Савва Морозов, еще в марте 1906 года опрометчиво завещал большевикам большую часть полученного наследства Викулы Морозова, оцениваемого в тогдашние 280 тысяч золотых рублей, или 10 млн. долларов на нынешние деньги. После этого решения гибель Шмита в тюрьме, контролируемой активом из политзэков-большевиков, была предрешена.
В пользу последней версии свидетельствует судьба наследства Шмита, распорядителями которого стали его сестры и брат. К моменту гибели Николая младшая из сестер, 20-летняя Екатерина, уже была любовницей 28-летнего секретаря и казначея московской организации большевиков Виктора Таратуты, которого сам Ленин в узком кругу сподвижников называл «прожженным негодяем, но незаменимым человеком, пошедшим за деньги на содержание богатой купчихе». Именно Таратута, находившийся с 1905 года в полицейском розыске, устроил весной 1907 года фиктивный брак Екатерины с «легальным» товарищем по партии Александром Игнатьевым. Это замужество позволило девушке вступить во все права наследства на деньги старшего брата.
Примерно в это же время Таратута и главный «техник» большевиков Красин встретились в Выборге – на «нейтральной территории» Великого Княжества Финляндского – с законными опекунами младшего наследника капиталов Шмитов, 18-летнего Алексея. После того как юристы напомнили о правах юноши на треть наследства, большевики, приехавшие на «стрелку» в сопровождении боевиков из «бригады» Камо, намекнули опешившим ходатаям о возможности безвременной кончины всех, кто мог встать между самой революционной партией и завещанными ей деньгами. После этого намека соискатели наследства заключили в июне 1908 года соглашение, по которому Алексею Шмиту досталось всего 17 тысяч рублей, а обе его сестры, следуя предсмертной воле брата Николая, отказались от причитавшихся им долей на общую сумму в 130 тысяч рублей в пользу РСДРП.
Но в этот момент к делу о наследстве подключился еще один молодой большевик – спешно женившийся на старшей из сестер, 22-летней Екатерине Шмит московский адвокат Николай Адриканис. Получив право распоряжаться доставшимся жене наследством, Адриканис отказался делиться им с большевиками. И этого упрямца пришлось переубеждать Красину и Таратуте, которые пригрозили отступнику и его супруге смертью. В итоге Таратута был вынужден передать большевикам половину наследства – и тут же спешно отбыл с супругой в эмиграцию во Францию. Вернувшись в Россию после прихода большевиков к власти, Андриканис не сделал при них карьеры, в отличие от возглавившего Внешторгбанк СССР Виктора Таратуты и ставшего первым советским послом в Великобритании Леонида Красина.
Что касается несчастного Николая Шмита, то бывшие рабочие его фабрики (за вычетом 15-ти погибших и 3-х попавших на каторгу боевиков) с почетом похоронили бывшего хозяина и партнера на Преображенском кладбище Москвы. На месте сгоревшей дотла фабрики Шмита на Пресне до начала 1920-х гг. был пустырь, затем там установили памятный знак (камень с надписью) и открыли районный детский парк (Дружинниковская ул., дом 9). В 1948 году парку присвоили имя Павлика Морозова, установив там памятник «пионеру-герою № 1». В начале 1990-х гг. памятник сняли, а парк переименовали в «Пресненский». А вот в Шмитовском проезде, получившем это имя в 1930 году, с 1971 года и по сей день стоит памятный знак с барельефным портретом Николая Шмита. Юноши, который верил в светлое будущее и заплатил за свою веру самой дорогой на свете ценой.

Максим ТОКАРЕВ

« Последнее редактирование: 31.12.2009, 02:43:36 от Konstantin Alexeev »
Записан

р.Б.Сергий

  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 3 001
  • Вероисповедание:
    православный христианин
Бутырка в 1890 году

БУТЫРСКИЙ ТЮРЕМНЫЙ ЗАМОК (Новослободская улица, 45). Выстроен М.Ф. Казаковым в 1784-1792 гг., представлял собой типичную для XVIII века тюремную постройку с башнями; первоначально имел крестообразный план с церковью-ротондой Покрова в центре. Много раз перестраивался (1879, 1890-е гг., 1912, 1970), в результате чего потерял облик "замка".Сохранились фрагменты стен XVIII века с мощными цилиндрическими основаниями башен и нижняя часть ротонды.



История храма Покрова Пресвятой Богородицы
и Бутырской тюрьмы


Храм Покрова Пресвятой Богородицы при Бутырской тюрьме - древнейшее из сохранившихся тюремных храмовых зданий Москвы.

Еще с 1623 года была известна подмосковная деревня Бутыркино по Дмитровской дороге. Тогда это была вотчина боярина Никиты Романова, которую государь московский урезал ему «в пользу казны на 79 дворов». Название деревни пришло в Москву с Волги и происходит от симбирского словечка «бутырки» - жилище на отшибе. В словаре Даля указано еще одно значение этого слова: бутырщиками именовали в столице типографских рабочих, печатников.

В 1667 году царь Петр I образует первый регулярный солдатский полк, который встает на квартиры в этой местности и получает название Бутырский, а село Бутыркино, отданное «под селидьбу солдатам Матвеева полка Кракова», стало называться Бутырской солдатской слободой.

Во времена правления Екатерины II на этом месте была построена казарма Бутырского гусарского полка, а в 1771 году здание было переоборудовано под тюрьму.

Первым «именитым» постояльцем Бутырки стал в январе 1775 г. арестованный Емельян Пугачев. В подвале одной из башен, ныне носящей его имя - ПУГАЧЕВОЙ, он находился закованный в цепи до дня казни.


В 1784 г. Екатерина II в письме московскому генерал-губернатору Захару Чернышеву дала согласие на строительство у Бутырской заставы каменного тюремного замка вместо существовавшего деревянного острога. К письму прилагался общий план будущей тюрьмы.

Вместо старого здания в 1780-90 годах выдающимся московским архитектором Михаилом Казаковым была построено новое тюремное здание близ Бутырской заставы. В центре Бутырского губернского тюремного замка 1782 году Михаил Казаков построил Покровский храм. В альбомах Михаила Казакова сохранились чертежи и планы тюремного здания с церковью посередине: храм находился в центре тюремного замка, с четырех сторон к нему примыкали тюремные корпуса. В 19-м веке храм неоднократно перестраивался. В 1870-1873 гг. тюремный замок был перестроен (архитектор Шимоновский), корпуса, окружавшие храм, снесены, он оказался в центре тюремного двора.

Другая тюрьма, пересыльная, во второй половине XIX века находилась на Волхонке, на бывшем Колымажном дворе, при которой в 1868 году была освящена собственная церковь во имя святого благоверного князя Александра Невского. В 1879 году эту церковь перевели в Бутырский губернский тюремный замок. В 1887 г. храм при Бутырской тюрьме был реконструирован и переосвящен во имя святого благоверного князя Александра Невского. На освящении и литургии присутствовали начальствующие лица и арестанты. В 1899 г. храм был снова перестроен и освящен в честь Покрова Пресвятой Богородицы.

В 1909 г архитектор В.В. Воейков пристроил к храму звонницу, которая не сохранилась.

В 1892-1907 годах настоятелем Бутырского храма служил известный московский священник о.Иосиф Фудель, автор воспоминаний и наставлений тюремным священникам.

« Последнее редактирование: 31.12.2009, 05:04:08 от Konstantin Alexeev »
Записан

р.Б.Сергий

  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 3 001
  • Вероисповедание:
    православный христианин
продолжение...


Во второй половине XIX века лучшая часть российской интеллигенции избрала для духовного окормления старцев Оптиной пустыни. И молодой служащий Московского окружного суда Иосиф Фудель после двух лет окормления у старца Амвросия по его благословению принимает сан священника. В Москве отец Иосиф получил назначение в храм Покрова Пресвятой Богородицы в Бутырской тюрьме. Прозвище "тюремный батюшка" крепко приклеилось к нему. Он не только утешал заключенных и преподавал им церковные Таинства, но и отечески заботился о безродных, собирал для них передачи, одежду. Нередко беспокоился и о том, как устроился тот или иной подопечный по прибытии на каторгу; случалось, отправлял посылки даже на Сахалин.

Однажды отцу Иосифу задали вопрос: какое общее впечатление вынес он от долгого пребывания среди каторжан. Священник ответил: "Я удивлялся иногда и удивляюсь, почему они - в тюрьме, а я на свободе..."

После революции церковь была закрыта, и в ее помещении собирали этапы для пересылки. В 1922 году власти изъяли из храма 100 фунтов серебряных церковных украшений и утвари, и вскоре после этого церковь была закрыта.

До революции при тюрьме действовали столярные, переплетная, сапожная, портняжная мастерские, а также мастерские по изготовлению венских стульев и выжигания по дереву.

Также был организован Сергиево-Елисаветинский приют для жен и детей, добровольно следующих за ссыльными в Сибирь.

В советское время помещение храма использовалось для расширения площадей тюрьмы. В 30-40 годы в здании храма были устроены пересыльные камеры. В числе узников был А.И.Солженицын, вспоминавший, что там были самые тяжелые для арестантов условия, какие только и могли быть в разоренном храме, поскольку заточение в это здание имело временный характер.

После октябрьского переворота в 1917 году Бутырская тюрьма сделалась невольным пристанищем для многих и многих неугодных советской власти людей. Через ее камеры прошли и видные государственные деятели старого режима, и ученые, и литераторы, люди с громкими мировыми именами: все те, кто чем-либо не устраивал новую власть.

Под каток безбожной власти попали и служители Церкви: среди узников Бутырки оказались такие священнослужители как митрополит Петроградский Серафим Чичагов, архиепископ Можайский Димитрий Доброседов, епископ Дмитровский Серафим Звездинский, протоиерей Владимир Амбарцумов, протоиерей Иоанн Восторгов, и многие другие.

Они были арестованы именно за принадлежность к Церкви, и уже только эта принадлежность ставила их в ряд врагов советской власти, которые подлежали уничтожению.

Позднее церковь разделили на два этажа, на которых расположилась тюремная больница, для медсанчасти надстроили третий этаж.

Впервые после лет безбожия священник в Бутырской тюрьме появился в 1989 году. В 1992 году на третьем этаже здания был освящен храм в честь Покрова Пресвятой Богородицы.Первым его настоятелем был протоиерей Глеб Каледа (+1994), духовно окормлявший, исповедовавший заключенных, в том числе приговоренных к смертной казни.

Под предлогом ремонта в 1997 году сняли крышу, и помещение два месяца стояло под открытым небом. Все было залито водой. Вынужденно храм переместили на первый этаж.

По материалам книги П.Паламарчука "Сорок сороков" т.3, 1995,
www.pravoslavie.ru

« Последнее редактирование: 31.12.2009, 03:26:14 от Konstantin Alexeev »
Записан

р.Б.Сергий

  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 3 001
  • Вероисповедание:
    православный христианин
Городская дума на Воздвиженке в 1890 году

Дом Разумовского К.Г. - Шереметьевых (Воздвиженка ул., д.6) - с 1877 по 1892 гг. в этом здании, до постройки нового здания на Воскресенской площади , находилась Городская Дума.
« Последнее редактирование: 31.12.2009, 03:27:27 от Konstantin Alexeev »
Записан

р.Б.Сергий

  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 3 001
  • Вероисповедание:
    православный христианин
Ростокинский акведук в 1890 году

Ростокинский акведук - многоарочный каменный водовод, сооруженный для первого московского водопровода в 1779-1804 гг., во времена Екатерины II.

В 1767 году Екатерина II созвала в Москве Комиссию для разработки нового законодательства страны. В наказе москвичей затрагивались проблема водоснабжения Москвы, так как эпидемия чумы в 1771 году особенно остро поставила вопрос об устройстве водопровода («водоведения»). 28 июля 1779 года Екатерина II поручила «генерал-поручику Бауеру произвесть в действо водяные работы для пользы престольного нашего города Москвы». В том же году военный инженер Ф. В. Бауер провёл необходимые изыскания и представил проект Мытищинского самотёчного водопровода. Строительство началось в 1780 году. При строительстве акведука архитекторами были Бауер и полковник И.К. Герард.

Строительство водопровода несколько раз прерывалось и длилось около 25 лет. Достроен и пущен он был только в 1804 году. Это строительство обошлось в 1 миллион 648 тысяч рублей (огромные по тем временам деньги): Ростокинский акведук получил в народе название «Миллионный мост».

Мытищинский водопровод в те времена представлял собой грандиозное сооружение. В 1785 г. Екатерина назвала его самой лучшей постройкой в Москве, что «он с виду лёгок, как перо … и весьма прочен». Ростокинский акведук длиной 356 метров с устоями высотой до 15 метров был для своего времени самым большим в России каменным мостом.

В наше время Ростокинский акведук расположен параллельно Проспекту Мира, в районе ВДНХ.

В советское время по акведуку проходила теплотрасса. В 2007-2008 Ростокинский акведук был отреставрирован, снабжён перилами и декоративной крышей, и открыт для публичного доступа.
« Последнее редактирование: 31.12.2009, 03:05:30 от Konstantin Alexeev »
Записан

р.Б.Сергий

  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 3 001
  • Вероисповедание:
    православный христианин
Дом Чайковского, 1890-е годы

П.И. Чайковский проживал в Москве по множеству адресов, в том числе и в доме брата Анатолия Ильича в 1881 г. (Садовая-Кудринская, д. 14 - 18).

На снимке дом Казакова на Кудринской площади (Новинский бульвар, 46), где Пётр Ильич жил в сентябре 1872 г. (о чём гласит мемориальная доска), но владельцем которого он не был. Думается, это один из многих домов, где Пётр Ильич жил в те периоды, когда пребывал в Москве, и он никогда не был домовладельцем (в отличие от своего брата Анатолия).

Чайковский снимал в этом доме 3 комнаты на 2 этаже (над булочной). Лавка "Мучные товары" (справа) существовала на этом месте задолго до того, как здесь жил Петр Ильич и продолжила свою жизнь в первые годы XX века.

« Последнее редактирование: 31.12.2009, 03:29:09 от Konstantin Alexeev »
Записан

р.Б.Сергий

  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 3 001
  • Вероисповедание:
    православный христианин
1889

Здание канцелярии Петровской академии в 1889 году.

Здание канцелярии Петровской академии (потом МСХИ, ныне МСХа имени Тимирязева)
Самое литературное здание района. Тут гостили, бывали и жили Карамзин, Державин, Миранда, Островский, Некрасов, Королеко, Л.Толстой, Чехов, Эренбург и многие другие.

Интересен антураж - вывеска "Канцелярия", извозчики, череда ныне снесенных балконов...


« Последнее редактирование: 03.01.2010, 03:54:00 от Konstantin Alexeev »
Записан

р.Б.Сергий

  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 3 001
  • Вероисповедание:
    православный христианин
Храм Богоявления в Елохово в 1889 году

Богоявленский кафедральный собор в Елохово в нынешнем виде построен в 1853 году архитектором Е. Д. Тюриным.
Здание обновлялось в 1895 и в 1912 годах.



Неподалеку от центра Москвы, в плотной городской застройке возвышается величественный храм. Можно смело сказать, что каждый житель столицы - независимо от возраста и положения - знает и почитает его. Достаточно произнести: Елоховский собор, как вы найдете полное понимание у своего собеседника. Действительно, Богоявленский кафедральный собор является сердцем духовной жизни православной России последних 60-ти лет. Он никогда не закрывался. Авторитет собора особенно возрос в период тяжелых атеистических советских десятилетий. Его лампады все эти годы продолжали сиять новой вифлеемской путеводной звездой. Непосильными трудами его священно- и церковнослужителей, благочестивых прихожан храму удалось выстоять и помочь сохранить светлую веру в сердцах миллионов людей. И если наполненная религиозная жизнь собора была на виду у мира, то сейчас настала пора определить и его значение как национального памятника архитектуры.
Церковь во имя Богоявления Господня была основана в XVII веке. Первоначально она являлась деревянной. В 1722 - 1731 годах попечительством царевны Прасковьи Иоанновны и при поддержке императора Петра I был построен каменный храм с приделом, посвященным Благовещению Пресвятой Богородицы. Освящение состоялось 4 июля 1731 года. В 1790 - 1792 годах к храму пристраивают придел во имя святителя Николая чудотворца и перестраивают Благовещенский придел. Эта церковь особенно близка каждому русскому человеку тем, что в ней на восьмой день от рождения крестили Александра Сергеевича Пушкина. Однако вскоре храм уже не мог вмещать быстро разросшийся приход. Потому в 1837 году старая церковь была частично разобрана и "начата постройкой каменная в обширнейшем против прежнего размере и лучшей архитектуры", законченная в 1845 году. Архитектором храма стал известный московский зодчий Евграф Дмитриевич Тюрин (1796 - 1872). В 1805 - 1813 годах он учился в архитектурной школе при "Экспедиции кремлевского строения". Его сооружениям свойственна стилистика позднего классицизма и ампира. Тюрин совместно с Осипом Ивановичем Бове принимал участие в завершении строительства дворца князя Н.Б.Юсупова в подмосковном селе Архангельское. Он работал над зданиями Московского университета, включая и университетскую церковь во имя святой мученицы Татианы.
Интересно отметить, что одновременно с возведением Богоявленского храма в Елохове, другой известный архитектор К.А.Тон приступил к сооружению храма Христа Спасителя, возрождая традиции национальной средневековой архитектуры. По воле Божией именно они стали впоследствии главными центрами православной России, их судьбы связаны духовными нитями.
Несмотря на то, что Е.Д.Тюрин создал Елоховскую церковь в рамках европейской ордерной культуры, он не отступил и от традиционного в православном зодчестве куба, завершенного каноническим пятиглавием. В решении внешнего убранства собора Тюрин продолжал следовать требованиям академического канона: в нем подчеркнуты пропорциональные соразмерности частей архитектурных объемов, найдено удачное соотношение основного здания с каноническим пятиглавием. При этом архитектор замечательно преобразовал характерные для храмов средневекового периода барабаны куполов в репрезентативные павильоны-ротонды с большими проемами окон. Их мелкие переплеты создают ощущение легкости и воздушности. Разделяющие их пары колонн полностью закрывают простенки между ними, усиливая эффект движения вверх. Центральный купол словно парит среди себе подобных других четырех куполов, определяя основную вертикальную ось сооружения.
Северная и южная стены собора во имя Богоявления Господня декорированы выступающими порталами-ризалитами с колоннадами и парными пилястрами, как бы поддерживая антаблемент. Вверху между ними - широкое полуовальное окно, которое несут две круглые колоннады. Эта своеобразная пространственная декорация разрушает монотонность монументального куба, придавая зданию Церкви легкость и нарядность.
Колокольня собора представляет собой удивительной красоты вертикальное сооружение, состоящее из поставленных друг на друга уменьшающихся вытянутых четвериков. Их стены прорезаны широкими сквозными арками. Нижний регистр колокольни носит торжественный характер: каждая из трех сторон увенчана арками, над которыми расположены треугольные распластанные фронтоны, поддерживаемые парами круглых колонн-столбов. На втором и третьем ярусах по углам размещены по одной круглые колонны. Их словно "вжимают" под углом широкие пилястры, которые в свою очередь фланкируют арки звонов. Последний регистр колокольни освобожден от декоративных элементов. Он увенчан легкой золоченой маковкой с крестом. Благодаря сквозным аркам-звонам и тонкому белому архитектурному декору это удивительное сооружение приобретает прозрачную легкость и невесомость.
Основные колокола собора сохранились, кроме одного - большого. Его особенно ценил выдающийся специалист по колокольному звону К.К.Сараджев. Но трещина, образовавшаяся в многотонной массе металла, исказила чистоту его тона. Колокол пришлось заменить на другой, отлитый в 1900 году и приобретенный в Большом театре России.
К западной стене храма примыкает сохранившаяся трапезная конца XVIII века. Ее вытянутые вдоль улицы стены прорезаны прямоугольными окнами с треугольными фронтонами. Их разделяют белые пилястры. Углы торца трапезной, связанного временем создания с первым ярусом колокольни, мягко скошены и украшены горизонтальными прорезанными линиями. Но процесс поновлений коснулся и трапезной. Первые дополнения были произведены в 1889 году архитектором П.П.Зыковым. Он украсил ее сдержанный облик рядом деталей: широким и приземистым фигурным куполом, опирающимся на глухой железный барабан, протяженным аттиком вдоль фасада с выделенным в центре его трехарочным портиком.
Входя в храм через просторный притвор колокольни, молящиеся попадают в широкую трапезную с низкими сводами, опирающимися на два четырехугольных столпа. С основным храмом трапезная соединена небольшим проходом, на стенах которого помещены восемь икон. Трепетное чувство охватывает каждого, вступившего в пространство главной части собора. Взоры прихожан устремляются вверх - навстречу образу Троицы Новозаветной. Ее изображение венчает зеркало купола центральной ротонды храма. Свет, льющийся мощным потоком из окон, кажется увеличивает пространство соборной церкви во имя Святого Богоявления и освещает изображенные по кругу барабана образы русских святых - заступников державных: святых равноапостольных великого князя Владимира и великую княгиню Ольгу, святого благоверного князя Александра Невского, святого благоверного Московского князя Даниила, преподобного Сергия Радонежского, святителя Тихона Задонского, святителей Михаила, Петра, Алексия, Ионы, всея России чудотворцев, святителя Димитрия Ростовского и блаженного Василия, Христа ради юродивого, Московского чудотворца. Величественная ротонда, опирающаяся на паруса с изображениями святых апостолов и евангелистов Иоанна Богослова, Марка, Луки и Матфея, словно покрывает храмовое пространство целиком. Архитектурная роль ротонды становится доминирующей в интерьере собора. Опорой этой масштабной и удивительно красивой конструкции служат гигантские опорные арки. Их поддерживают четыре мощных четырехгранных столпа со скошенными углами, пара которых скрыта от глаз молящихся иконостасом. Столпы принимают на себя всю тяжесть сводов собора.
Восточную стену храма украшает восемнадцатиметровый сложной формы иконостас. Его пышный позолоченный растительный орнамент выполнен в традициях русской резьбы. Удлиненные образа иконостаса с полукруглыми завершениями написаны иконописными мастерами по академическим канонам, утвержденным Святейшим Синодом Русской Православной Церкви в середине XIX века (так называемый свето-теневой стиль).
Незадолго до начала Первой мировой войны в Богоявленском соборе начался новый этап поновительских работ. В 1912 г. В.Р.Чубаров вновь вызолотил иконостас. Заново была отделана трапезная с Никольским приделом. Росписи стен выполнила артель известного мстерского иконописца, реставратора и предпринимателя В.П.Гурьянова. Напомним, что последнему выпало счастье впервые раскрывать от позднейших наслоений и вековой копоти "Троицу Ветхозаветную" преподобного Андрея Рублева.
За последние тридцать лет в Богоявленском соборе произошли некоторые изменения, вызванные жизненной необходимостью. Та роль, которую Господь уготовал ему в истории Русской Православной Церкви, потребовала не только сложнейших ремонтных и реставрационных работ. Встал вопрос о таком целесообразном внутреннем благоустройстве собора, которое, не затрагивая сущности уникального сооружения, соответствовало бы его богослужебной жизни. Работы по перестройке отдельных частей интерьера и выявление новых функциональных площадей осуществлялись с удивительным тактом и пониманием значимости самого архитектурного памятника. Удачно найденные пропорции различных дополнений естественно вписались в интерьер, не нарушив пространственной среды собора. Были расширены южный и северный балконы для певчих, возведен центральный балкон между западными столпами. Даже опытному глазу специалиста трудно заметить эти нововведения.
В 1970-х годах была осуществлена реконструкция ранее не достроенной апсиды, в которой значительно расширили пространство главного алтаря.
Благодаря установке сложного кондиционера с автономным охлаждением водой из собственной (!) 250-метровой скважины были обеспечены максимальные условия для поддержания нормального температурно-влажностного режима в соборе в любое время года.
Реставрационные работы в Богоявленском соборе ведутся практически постоянно с 1970-х годов. За это время удалось промыть, укрепить и тонировать огромную площадь настенной живописи, реконструировать его дворы и прилегающие строения. В 1987 году началась трудоемкая работа по реставрации главного иконостаса, и сегодня, благодаря стараниям искусных мастеров, он удивляет и радует прихожан своим величием.
Богоявленский собор - один из немногих отечественных храмов, которому, с Божией помощью, удалось избежать безнравственного акта закрытия и осквернения. В нем всегда было все необходимое для полноценной конфессиональной жизни - иконы, богослужебные книги, литургические предметы. Однако советский дамоклов меч постоянно висел над собором. Из него хотели, конечно, "по просьбам трудящихся", сделать и музей редких книг, и кинотеатр. Случались и безобразные хулиганские выходки даже в стенах храма во время литургии. Но всероссийский Богоявленский кафедральный собор выстоял в столь тяжкой для церкви борьбе с атеистическим бесчинством и дожил до светлых дней возрождения церковной жизни.
С 1945 года Богоявленский собор в Елохове служит Патриаршей кафедрой. После того, как Патриаршия Всероссийская кафедра переместилась в храм Христа Спасителя, Елоховский собор стал Патриаршей Московской кафедрой.
В Москве когда-то было сорок сороков церквей и соборов. Многое утрачено навсегда. По старым фотографиям и графическим работам мы сохраняем в памяти образы таких шедевров русской архитектуры, как Вознесенский и Чудов монастыри в Кремле, церковь Николы Большой Крест и другие, дорогие нам святыни. Немало храмов восстанавливается в наши дни. Но особой ценностью будут обладать те, которые сохранил Господь со всеми ценнейшими духовными и материальными свидетельствами прошедших эпох. К таким, безусловно, принадлежит и всеми почитаемый собор во имя Богоявления Господня.



« Последнее редактирование: 03.01.2010, 04:12:17 от Konstantin Alexeev »
Записан

р.Б.Сергий

  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 3 001
  • Вероисповедание:
    православный христианин
Варварка в 1889 году...
и в 2009.


Улица Варварка (Варварская улица, 1933—1993 — улица Разина) — улица в самом Центре Москвы, одна из самых древних и известных... Проходит от Красной площади до площади Варварские Ворота. Нумерация домов ведётся от Красной площади.


Название улице дано в XV—XVI вв. по церкви Святой великомученицы Варвары.


Палаты бояр Романовых в XIX в.

Варварка первоначально начиналась от Спасских ворот Кремля и шла по гребню холма над Москвой-рекой. По некоторым данным, по её трассе проходила древняя дорога на Владимир. Впервые упоминается под названием Всехсвятской (по церкви Всех Святых на Кулишках) в конце XIV в., когда по ней въехал в Москву князь Дмитрий Донской, возвращаясь с Куликовской битвы (1380). С 1434 называлась Варварской или Варьской.


Каменная церковь Св. Варвары великомученицы была построена в 1514 году зодчим Алевизом Новым. Сохранившееся до наших дней здание в стиле русского классицизма было сооружено в 1796—1801 годах по проекту архитектора М. Ф. Казакова на том же месте. Судя по тому, что в одной из записей в летописи середины XV века улица упомянута как Варьская, то деревянная церковь стояла тут ещё до Алевизового здания.

Улица сложилась как дорога по бровке холма над Москвой-рекой, проходившая из Кремля на Владимирскую, Рязанскую, Коломенскую дороги. В посаде на Варварской улице жили бояре, о чём свидетельствует музей — «Палаты бояр Романовых». В то же время это был торговый район, где селилась беднота, где сходились люди со всей Москвы, чтобы купить или продать что-либо в многочисленных рядах и лавках.

В XVII веке улица одно время называлась то Знаменской (по Знаменскому монастырю), то Большой Покровкой (по церкви Покрова Божией Матери на Псковской горе), но названия не прижились.

В конце XVIII в. Варварку очистили от ветхих зданий. После пожара 1812 года большинство домов и магазинов на Варварке отстроено в камне.

В дни октябрьских боёв 1917 года в Москве улица была местом братоубийственного кровопролития (на фасадах некоторых зданий до сих пор сохранились следы от пуль).

После 1917 года Варварка была занята учреждениями и складами.

В 1933 году улица была переименована в улицу Разина в честь вождя крестьянского восстания 1670—1671 гг. С.Т.Разина, в 1993 году улице было возвращено историческое название.


После сноса в 1934 Китайгородской стены открылся выход на площади Ногина (площадь Варварские Ворота).

В 1960-х гг. уничтожена застройка южной стороны Варварки, кроме древних памятников архитектуры.


Варварка неоднократно упоминалась в песнях. Известна песня про то, как «по улице Варваринской» бежит «мужик камаринский».

«Ай, где ж это виженая» (небывальщина) д. Красавка Орловская обл.

Как по улице Варваринской
Пробежал мужик Камаринской
Разэтакий камаринской мужик,
Разделся и по улице бежит.
Ой и где же это видано,
Да и где же это слыхано,
Чтоб курица барана родила.
Кочерёжка яиц нанесла.
Ухват цыплят выводил.
Сковородник за цыплятами ходил.

Сентитюриха телегу продала,
На телегу балалайку завела.
Завела она Коленьку,
Посадила в нову горенку,
Уж как Коленька наигрывает,
Сентитюриха наплясывает.
Сентитюриха наплясывает,
Она Колю нацеловывает.

Сентитюриха высока на ногах,
Накопила много сала на боках.
Надо сальце повырезати,
Да за речку повыбросити.
За рекой банька топится,
Милый в баньку торопится,
Помыться, попариться.
Золотая рыбка жарится,
Рыбка жарится на голени, ерши
А уж как наши-то ребята хороши


Один из дореволюционных городских романсов начинается словами: «Шёл я улицей Варваркою со знакомою кухаркою».

Шел я улицей Варваркою...

Шел я улицей Варваркою
Со знакомою кухаркою
На праздничек в воскресение,
Завернул я в заведение;
Приказал чайку две парочки:
Для себя и для кухарочки
И для пущего веселия –
Смирновского изделия
Приказал подать бутылочку,
Угостить свою я милочку…
И с закускою и с водкою поднос
Половой нам, как приказано, принес.
Пропустивши пред чайком по запасной,
Закусили огурцом и колбасой.
Я сегодня у хозяина,
У известного у Каина
По причине воскресения
Получил сверх положения
За свою услугу верную
Мзду поистине примерную:
Два с полтиною целковые,
Две бумажные, рублевые.
Полтора рубля монетами.
«Угощай, что ли, коклетами».
Закачал я тут головушкой в ответ,
Закричал я: «Дайте порцию коклет!»
Понесся тут за котлетами стрелой
Разудалый, расторопный половой.
Приказал я им машину завести –
Деньги есть, так пей, кути, кути.
Но случилася оказия -
Забралась в башку фантазия
Позабавиться газетами,
Почитать перед коклетами.
Стал читать и вижу точеньки,
Ни единой дальше строченьки…
А язык мой заплетается,
А кухарка улыбается.
Осерчал я не на шутку, господа,
И ударил я кухарку сгоряча.
Закричала та: «Ой-ей-ой-ей-ой!
Он ушиб меня, разбой! разбой! разбой!»
Слышу крики я злодейские,
Прибежали полицейские:
«Мы такого безобразника
В часть посадим ради праздника!»
Я в ответ им ни словечика,
Замерло мое сердечико.
На том грянулся с дивана я,
А кухарка моя пьяная
Надо мною издевается,
С половым она ругается.
Заступился за меня городовой,
Повернулся он к кухарке головой
И сказал ей очень грозные слова:
«Заплати-ка ты, пустая голова,
За коклеты, и за водку, и за чай!»
А кухарка закричала: «Ай-яй-яй!»
Засмеялась здесь вся публика,
И дала она три рублика.
И, как ведано законами,
Нас отправили в полицию
Защищать свою амбицию.
Протокол сразу составили,
Ночевать в части оставили…
Не ходить бы с кухаркою гулять,
Не пришлось бы мне в части ночевать.
Я был человек мастеровой –
Подгулявши, не отправился домой.
Нету-нету мне дороженьки-пути,
Ночевали мы в части.
В нашу гавань заходили корабли. Вып. 3. М., Стрекоза, 2000.



« Последнее редактирование: 03.01.2010, 04:49:54 от Konstantin Alexeev »
Записан

р.Б.Сергий

  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 3 001
  • Вероисповедание:
    православный христианин
Вид местности близ церкви Василия Кесарийского на 1-й Тверской Ямской в 1889 году.

Церковь не сохранилась.
Нынешний адрес того места, где была церковь: 1-я Тверская-Ямская, 11
*  *  *

Знаменитая, но не сохранившаяся до нашего времени церковь во имя св. Василия Кесарийского, одна из самых роскошных и богатых в старой Москве, стояла до революции на углу 1-й Тверской-Ямской и Васильевской улиц. Ее основание в древней Тверской слободе московских ямщиков обычно связывают с именем великого князя Василия III и его тезоименитством, хотя есть версия, что церковь построили переселенцы из Пскова, которые освятили ее в память о храме св. Василия Кесарийского, стоявшего в их родном городе с 1377 года.   

Св. Василий Великий, архиепископ Кесарийский, один из Отцов Церкви и Учителей Вселенских, автор множества богословских трудов, родился около 330 года в малоазийском городе Кесарии. Его родители были благочестивыми христианами, а бабушка, нареченная Макриной, в молодости слушала проповеди св. Григория Неокесарийского. В семье родилось 10 детей, и пятеро из них были  причислены Церковью к лику святых, вместе с самим святителем Василием и их матерью, праведной Эмилией.

Свое первое образование св. Василий получил в детстве от отца, адвоката и преподавателя риторики. После его смерти одаренный юноша поехал учиться: пять лет  в Константинополе, а затем в Афинах он постигал различные науки – риторику, философию, медицину, математику, астрономию, физику. «Это был как корабль, столь нагруженный ученостью, сколь сие вместительно для человеческой природы», - говорили о святителе. В Афинах он познакомился со св. Григорием Богословом, и их дружба сохранилась на всю жизнь. По свидетельству св. Григория, для них в Афинах было две дороги – одна в церковь, другая – в училище.

После окончания учения св. Василий вернулся в родную Кесарию. Где стал преподавать риторику. Но духовная жизнь влекла его, и вскоре он отправился на Восток, где подвизались в монашестве святые подвижники. Святитель посетил Египет, Сирию и Палестину, посещая святых отшельников и обучаясь у них, а в конце путешествия совершил паломничество к Святой Земле. В 362 году по пути домой, находясь в Антиохии, св. Василий был посвящен в сан диакона, а в Кесарии, спустя два года – в сан пресвитера.  Рукоположи его сам Евсевий, епископ Кесарийский, автор знаменитой «Церковной Истории». Однако поначалу их отношения были омрачены: Евсевий невзлюбил святителя,  и тот удалился в пустыню, дабы не сеять смуту и раздор в родном городе. В уединении он вновь оказался вместе с Григорием Богословом, и они составили труд «Добротолюбие».

Однако вскоре вновь стала усиливаться арианская ересь, осужденная на  I Вселенском Соборе в 325 году, и сам император Констанций, сын Константина Великого, был приверженцем ариан. Оба святителя вернулись в мир исполнять свой долг: св. Василий возвратился в Кесарию, и примирился с епископом Евсевием, который, умирая у него на руках, благословил святителя быть своим преемником. И в 370 году св. Василий был избран  на кафедру в Кесарии.

Все годы своего служения он был истовым защитником вероучения Православной Церкви, одним из создателей церковной догматики, Литургии и учения о Святой Троице. Все свои личные средства святитель отдавал на нужды бедняков – строил богадельни, больницы, основал два монастыря. В святой жизни он получил Божественный дар предвидения. Однажды во время правления нечестивого императора Юлиана Отступника, пытавшегося восстановить в Римской империи язычество и открывшего новые гонения на христиан, св. Василий молился перед иконой Пресвятой Богородицы и образом св. великомученика Меркурия. И было ему чудесное видение: образ великомученика на  иконе внезапно исчез, а когда появился вновь, то копье св. воина было в крови. Как потом стало известно, в это время Юлина Отступника действительно убили ударом копья.   

Был у св. Василия и чудесный дар исцелять больных и страждущих, приводить неверующих к вере и вымаливать у Бога прощение отчаявшихся грешников, совершивших очень тяжкие, страшные грехи, но искренне раскаявшихся в своих злых делах. Такую помощь он оказывал и после земной кончины. Как-то одна женщина принесла ему запечатанный список своих грехов. Ночью святитель горячо молился Богу о ее спасении, и наутро в списке чудесно оказался записанным только один грех. Святитель отправил каявшуюся к преподобному Ефрему Сирину, но тот вновь отпустил ее к св. Василию, молвив, что только он может вымолить у Бога прощение для нее. Однако по пути домой женщина встретила похоронную процессию:  хоронили св. Василия.  Она в рыданиях опустилась на землю и бросила свой свиток на гроб святителя. Один священник поднял свиток и, развернув его, увидел чистый лист бумаги, на котором не было написано ни одного слова. Последний  грех раскаявшейся женщины был прощен по посмертной молитве святителя.

И даже перед смертью св. Василий сумел обратить в  христианство  своего лекаря, иудея Иосифа. Тот предрек, что святитель не доживет до утра, а если доживет, то сам уверует в его веру, увидев такое чудо. Ночью св. Василий просил у Господа отсрочить кончину ради спасения заблуждавшегося человека, а утром лекарь нашел его живым. Изумление врача достигло предела, когда святитель встал и отправился с ним в храм, сам совершил Таинство Крещения и  причастил его. В храме же, простившись со всеми, св. Василий тихо отошел к Господу. Это  произошло 1(14) января 379 года. Ему было всего 49 лет.

За заслуги перед Церковью св. Василий был прославлен Великим. Он стал небесным хранителем и русского князя Владимира Великого, во крещении нареченного Василием. Князь, позднее сам причисленный к лику святых, стал строить первые Васильевские храмы.

В дореволюционной Москве праздник св. Василия Великого  приходился  на первый день Нового года (1 января ст.ст.) и его канун– вечер 31 декабря - назывался «Васильевым вечером» или «Щедрым вечером». Праздничный стол накрывали как можно богаче, (считалось, что новогодний стол должен  по изобилию равняться с рождественским), и  ставили на него все то, что хотели бы иметь в новом году. В центре обязательно водружалась свинина как символ изобилия и достатка, и св. Василия Великого издревле почитали покровителем свиней:   новогоднего жареного поросенка называли то «кесаретским», то «касарецким», искаженно от названия праздника. Крестьяне  ходили по домам и, поздравляя хозяев, собирали угощения – и пироги, и свиные ножки: «Свинку да боровка выдай для Васильева вечерка».

С конца XIX века и до революции православные спешили в церковь на   новогодний молебен, который тогда совершался в полночь – для того, чтобы возродить старинный церковный чин «летопроводства», фактически  отмененный в петровские реформы и отвлечь людей от ресторанного празднования, что сопровождалось пьянством и дебоширством. Первыми такой пример подали московский генерал-губернатор,  великий князь Сергей Александрович и его супруга, Елизавета Федоровна. Они встречали Новый год в домовом храме Александрийского дворца на Большой Калужской, где служило придворное духовенство. А с 1899 года это богослужение  стало проводиться во всех московских  церквях, и главная служба совершалась в кремлевском Успенском соборе. Храмы оказались переполненными людьми всех званий и сословий, и в 1911 году Святейший Синод рекомендовал полуночный новогодний молебен «ко всеобщему употреблению» по России.

Утром же 1 января православные москвичи вновь спешили в храм   – и в первую очередь, в храм на 1-й Тверской-Ямской улице, где в этот день был престольный праздник.

 Церковь Василия Кесарийского  была основана здесь в первой половине XVI века как приходская для местной слободы московских ямщиков. Вероятно, это произошло еще при жизни великого князя Василия  III, которого многие ученые считают устроителем и самой слободы -  от нее  произошло старинное имя 1-й Тверской-Ямской улицы. Иногда создателем  ямщицкой Тверской слободы и ее приходской церкви называют его царственного сына, Ивана Грозного. А знаменитый историк Москвы П.Сытин полагал, что эту слободу наряду с остальными устроил Борис Годунов, правивший на рубеже  XVI-XVII столетий.

«Тверской» слобода была названа оттого, что ее важнейшая для  Москвы дорога вела в Тверь, Псков и Новгород («Город Тверь – в Москву дверь», говорили в допетровскую старину) и далее в Западную Европу. Тогда   все   московские ямщицкие слободы назывались по именам тех городов, в которые вели их тракты – Переяславская, Дорогомиловская, Коломенская, Рогожская… Ямщики, исполняя государеву повинность, совершали «гоньбу», то есть очень быструю езду в отдаленные от Москвы города и села, и возили туда седоков, почту, и грузы. Считается, что самые ранние ямщицкие слободы стали устраивать московские государи с начала  XVI века  - в период  централизации Российского государства и объединения  русских княжеств вокруг Москвы. Одной из первых и была Тверская ямская слобода, устроенная на  главном московском тракте. Слово же «ямщик» произошло от татарского «Ям», означавшего постоялый двор, где брали дорожных лошадей.

Однако первыми обитателями московских ямских слобод были не москвичи, а переселенцы из тех самых городов, куда требовалась гоньба, вызванные в столицу для осуществления ямской службы. Жители Тверской слободы, вероятно, были выходцами из Твери, Новгорода и Пскова.  Псковичи и могли основать здесь приходской слободской храм, освященный во имя св. Василия Кесарийского, наподобие одноименного храма, стоявшего в Пскове.

Вторая версия, как уже говорилось, объясняет посвящение храма именинами его возможного основателя,  великого князя Василия III. Существует очень малораспространенное мнение, что эта церковь была первоначально освящена во имя св. Василия Парийского, так как именно этот святой мог быть небесным хранителем московского государя. А после смерти великого князя храм был переосвящен во имя более известного святого,   широко почитаемого святителя Василия Великого. Это возможное переосвящение относят  к концу  XVI – началу XVII в.в. когда в Васильевской церкви «переменился клир».

Так или иначе, но именно по посвящению церкви считается, что Тверскую ямщицкую слободу основал Василий III, и что это произошло в начале XVI века. Первое документальное упоминание о слободе относится к 1566 году, то есть ко времени правления Ивана Грозного, а в 1581 году иностранные послы в Московии видели эту слободу уже заселенной и застроенной по улицам, параллельным главному Тверскому тракту,(2-я, 3-я, 4-я Тверские-Ямские ул.), как это было присуще московским ямским слободам.

Центральной же была 1-я Тверская-Ямская. Судя по этому охвату, слобода была очень большая, а рядом еще  располагались «выпасы» и огороды для ямщицких семей: до самой Пресни с одной стороны, и до Миусской площади с другой, где были их пахотные земли. Ямщики обитали здесь очень долго, до середины XIX века, так как с петровских времен они обслуживали главный тракт между Москвой и новой северной столицей.

Первая слободская церковь была деревянной, срубленная «клетски» наподобие русской избы. Впервые она упоминается в переписи 1620- 1621 г.г.  Однако древнейшее известие о церкви представлено в надписи на могильной плите, найденной под полом в Васильевской церкви при ремонте  во второй половине XIX века. Надпись датирована 1577 годом, то есть относится к концу  правления Ивана Грозного, при котором, следовательно, Васильевская церковь уже точно стояла.

Уже в 1671 году Тверскую ямскую слободу уничтожил большой пожар, который и стал главной причиной последующей перестройки местной церкви. После этого бедствия  слободской храм стали в 1688 году восстанавливать каменным. Очень редко в исторической литературе  встречаются сведения о том, что до 1816 года Васильевская церковь якобы стояла близ нынешнего Телеграфа. Это странно тем, что ямская слобода безусловно существовала в  отдалении от центра, не в городе, а на его окраине. Известно, что утром 18 августа 1723 года при звоне всех московских колоколов у церкви Василия Кесарийского встречали с крестным ходом святые мощи благоверного князя Александра Невского, когда царь Петр, почитавшей его своим покровителем,  приказал перенести св. мощи из Владимира в Петербург. От Васильевской церкви шествие направилось к Кремлю, а оттуда в далекий Новгород. Вероятно, эта встреча действительно была у Васильевской церкви, только произошло это не у Кремля, а на Тверской заставе, где находился этот храм.

На его историю повлияли особенности ближайшей старомосковской   местности. И поныне она  именуется «Тишинкой», по старинному и очень точному названию «тишина». Недаром в 1681 году царь Федор Алексеевич поставил  в этих краях свой загородный сад с дворцом и прудом. Ниже размещалось Новое Ваганьково с потешным псаренным двором, переведенное на окраину из района Воздвиженки. (См. 13 декабря). В 1729 году бывший дворец был подарен грузинскому царю,  а еще раньше, с 1714 года  здесь  расположилось первое московское поселение грузин-переселенцев, что ныне осталось в названиях местных Большой и Малой Грузинской улиц. На Тишинке, они построили слободскую церковь Трех Святителей в Грузинах, которая простояла  до второй половины XVIII  века.

И с 1770-х годов  жители этого поселения официально стали прихожанами соседней церкви Василия Кесарийского. Местность все более превращалась в обыкновенный жилой район старой Москвы, очень плотно заселенный. Расширение численности прихода требовало и расширения самого храма, который уже не мог вместить всех своих прихожан. Они и испросили разрешения властей перестроить свою церковь,  заняв для строительства у казны десять тысяч рублей.

Грянула война 1812 года. Тверская застава лежала на пути   наполеоновских полчищ и потому была первой  в Москве разграблена и сожжена,  а ее храм подвергся осквернению. Ямщики покинули насиженные места – многие из них стали партизанами. Спустя годы император Николай I выдал средства на восстановление Тверской ямской слободы, так как в ямщиках имелась государственная необходимость: они все еще обслуживали важнейший тракт Москва-Петербург. По распоряжению  государя была отпущена сумма, на которую слободу стали застраивать каменными, а не деревянными, как прежде, домами. Тогда же в  основных чертах  оформился облик этого района старой Москвы: появилась  знаменитая Тишинская площадь, Большая Грузинская улица сомкнулась с 1-й Тверской-Ямской, а Малая Грузинская протянулась до самого Камер-Коллежского вала.

Васильевский храм же, напротив, долго не восстанавливался.  Одной из причин была  финансовая несостоятельность его прихожан, которые оказались должниками, не сумев выплатить прежний довоенный заем. Однако в июле 1813 года ямщики все же вновь обратились с прошением об отсрочке платежа на пять лет и о восстановлении их слободской церкви. Работы начались в 1816 году, но освящение нового храма состоялось только в 1830 году – так затянулось его строительство. Все же он оказался неудачным, так что через 15 лет был разобран вновь, и по Высочайше утвержденному плану был выстроен другой однокупольный храм – гораздо больших размеров, со стройной колокольней, отапливаемый и с приделами во имя св. Илии Пророка и свт. Николая Чудотворца.

Ямщики вновь приступили к своей службе. Не раз их услугами пользовался А.С.Пушкин, отправляясь из Москвы в Петербург  и нанимая себе ямщика на Тверской заставе. Однако в ту пору их уже теснили конкуренты – дилижансы, которые начали курсировать между Москвой и Петербургом в  1820 году, став первым видом общественного транспорта. Это были многоместные кареты  на 10-14 мест, где помещались длинные скамейки в ряд. Новинка сперва  пришлась не по вкусу консервативным москвичам: в отличие от ямских саней в  дилижансах можно было только сидеть, подставляя спину и грудь пронизывающему ветру - а путь до северной столицы занимал двое суток и  обходился в 23 рубля серебром. Постоянная же надобность в ямщиках Тверской заставы навсегда отпала в середине  XIX века, когда в 1851 году была открыта знаменитая Николаевская железная дорога, соединившая северную и южную столицы России. Так настал конец тверских ямщиков. Они стали подобием обыкновенного «конного такси»,  развозившие седоков по Москве или по мере надобности в пригороды.

Население бывшей Тверской-Ямской слободы стало стремительно расти за счет обыкновенных горожан, с радостью селившихся  в этом оживленном центральном  районе. И храм снова оказался тесен для своих многочисленных прихожан. В 1880-х годах его опять стали перестраивать, и именно в ту пору он принял свой хрестоматийно известный вид: величественный пятиглавый храм с красивым куполом-ротондой и высокой колокольней, ставший архитектурной доминантой 1-й Тверской-Ямской и прекрасной перспективой всей Тверской улицы. Историки считают его самым большим храмом  дореволюционной Москвы, с богатейшим приходом, «грандиозной архитектурой и обширностью» - он был рассчитан на пять тысяч молящихся. Вскоре после возведения в него провели еще очень редкое электрическое освещение.

Благоукрашение храма продолжалось несколько лет. В 1889 году его расписал художник Ф.Соколов.  В 1901 году тщанием церковного старосты И.А.Боброва в храме соорудили прекрасный, очень дорогой дубовый иконостас с тяжелой бронзой и разноцветной эмалью. Главными его святынями стали древние, XVI века иконы Спасителя и Богоматери. И в том же году на средства   прихожанина Аристова для Васильевского храма (соответственно его размерам) отлили колокол, один из самых больших в Москве – в 1023 пуда – и с надписью «Благовествуй земле радость велию, хвалите небеса Божию Славу».   

На своем веку храм  стал свидетелем и участником многих исторических событий,  знаменательных для Москвы и России. В 1880-е годы  здесь служил священник из рода Владиславлевых, которые были родственниками Ф.М.Достоевского: их  родоначальник приходился  писателю племянником, и   сам Федор Михайлович стал воспреемником у одного его сродника. Связан был храм и с августейшей фамилией. В 1891 году  в нем отпевали великую княгиню Александру Георгиевну, супругу великого князя Павла Александровича  - он пожертвовал в храм драгоценную лампаду на память.

А в 1899 году рядом с храмом на углу 1-й Тверской-Ямской и   Васильевской улицей стали возводить часовню. Храм стоял в очень оживленном районе старой Москвы, и многие, как говорилось в прошении, хотели бы помолиться по пути Господу и его Великому Святителю, испросить себе благословения на день грядущий. Однако  грандиозный храм был открыт только во время богослужений, и не все желавшие могли попасть в него по дороге, «поспешая на свои дела или в путь». Часовня же могла принять благочестивого прохожего в любое время.  Разрешение на устроение часовни было дано  - с символическим для России повелением освятить ее в память о дне бракосочетания государя св. Николая II и Александры Федоровны. Архитектором стал великий Федор Шехтель, который возвел ее в русском стиле: часовня была увенчана прекрасным красивым русским шатром с разноцветной мозаикой, белой эмалью, скульптурами и позолотой. Освящение состоялось в апреле 1902 г.
Записан

р.Б.Сергий

  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 3 001
  • Вероисповедание:
    православный христианин
продолжение...

После Октябрьской революции и старую Тверскую, и ее величественный храм постигла трагическая участь. Церковь была обречена на снос, а улица – на социалистическую реконструкцию первой в Москве.  Тверская, и 1-я Тверская-Ямская  были объединены в одну главную столичную магистраль – улицу Горького. «Улица Горького между Садовым кольцом и Тверской заставой (бывшая 1-я Тверская-Ямская улица) имеет в длину 1043 метра при средней ширине в 35,2 метра. Эта ширина близка к той, до которой расширены центральные участки улицы Горького, поэтому она на этом отрезке не расширяется», - писал историк Москвы П.В. Сытин в 1952 году, когда    основная часть главной московской улицы уже была реконструирована. Дальнейшая реконструкция, однако, затянулась. Новый дом на месте храма (№11) появился на 1-й Тверской-Ямской в 1939 году, а его сосед, дом №7 – только в 1977 году.

В апреле 1922 года Васильевский храм был ограблен. Одной только бронзы иконостаса  оказалось более 22 пудов, а большевистская власть крайне интересовалась металлами, извлекая их из церквей по всей советской России. Но сам храм продолжал действовать и был закрыт одним из последних в довоенной Москве. В  ноябре 1923 года в нем  отмечали полугодие кончины знаменитого Великого Архидиакона Константина Розова, и на панихиде присутствовал Святейший Патриарх Тихон. «Отдавали восхваление человеку, непреклонно устоявшему в годы церковного раскола»,  – вспоминал об этом очевидец. 

 А в 1925 году здесь же, всей уцелевшей старой Москвой праздновали юбилей композитора и регента церковного хора П.Г.Чеснокова. 22 протодиакона и хор в 150 человек пели ему многолетие. Самому храму оставалось жить еще 10 лет…

На Василии Кесарийском -
орлы с коронами.
Первый дом -
украшает славянская вязь.
Долго ль быть нам еще
стариной покоренными,
тупиками сознаний
в былое кривясь?
Я хожу
и на мелочи эти
досадую,
я дивлюсь
на расщепы орлиных голов, -
неужели же
и в годовщину десятую
не стряхнет их
с карнизов
и с куполов!?

Чувства советского поэта были полностью удовлетворены только  к двадцатой годовщине Октября. Незадолго до очередного юбилея, в 1933 году еще действовавший храм ограбили во второй раз – были беспощадно погублены его колокола, представлявшие собой интерес для властей ввиду их «промышленной» ценности. Звонить им в центральной Москве уже было запрещено, и вышло постановление властей о «заготовке колокольной бронзы» -  в заседании, принявшем это решение, участвовали члены «Союза воинствующих безбожников». С Васильевского храма предполагалось снять 45 тонн колоколов. Для сравнения: с храма Никиты Мученика на Старой Басманной и с Воскресенской церкви на Ваганьковском кладбище – по 15 тонн с каждой.

 А в мае 1934 году ВЦИК утвердил постановление Моссовета о закрытии и сносе храма Василия Кесарийского. На следующий год и храм, и его часовня были уничтожены – для строительства на их месте помпезного, «показательного» жилого дома сталинской архитектуры (нынешний №11 по 1-й Тверской-Ямской, между улицами Юлиуса Фучика и Васильевской), который возвели в 1939 году. Храмовую икону передали в Пименовскую церковь в Новых Воротниках близ станции метро «Новослободская», где она находится и поныне. Не так давно одна почтенная сотрудница Российской Государственной Библиотеки, влюбленная в Москву, с тихой гордостью показывала студентам старинную фотографию исчезнувшего храма: «Меня здесь крестили!»

 И в наши дни, несмотря на современную застройку и оживленный темп жизни центральной Москвы, места здесь вполне достойны прогулки. Но память о славной церкви хранит ныне только имя скромной Васильевской улицы.
Елена Лебедева
pravoslavie.ru

Записан

р.Б.Сергий

  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 3 001
  • Вероисповедание:
    православный христианин
Москворецкая (точнее Кремлевская) набережная  в 1889 году


Кремлевская набережная сейчас...


Кремлёвская набережная находится на левом берегу Москвы-реки. Начинается у Лебяжьего переулка и проходит под южной стеной Кремля (от Боровицкой площади до Васильевского спуска), между Большим Каменным мостом и Большим Москворецким мостом. На Кремлёвскую набережную выходит бывшая усадьба Н.М. Зотова (д. 1/9; сложилась в XVIII — XIX вв.). В 70-х гг. XVIII в. набережная по проекту В.И. Баженова была обшита брёвнами. После наводнения 1786 возник проект укрепления и облицовки камнем берега реки. В 1790-х гг. по проекту М.Ф. Казакова Кремлёвская набережная освобождена от строений, устроен сквозной проезд, берег укреплён камнем, посажены деревья. При сносе в 1819—23 земельных бастионов XVIII века* земля была использована на подсыпку набережной, которую обсадили двумя рядами деревьев. В 1936 подпорная стенка сделана наклонной и облицована гранитом, установлены решётки, высажены липы.

*Бастионы XVIII века - название земляных укреплений, возведённых в 1707 — 1708 вокруг Кремля и Китай-города по приказу Петра I ввиду угрозы прорыва к Москве шведской армии Карла XII. В строительстве участвовало около 30 тыс. москвичей (по два человека от двора). Пять бастионов были сооружены вдоль стены Кремля, выходящей к р. Неглинной, пять — у стены вдоль Москвы-реки. По Красной площади был насыпан вал и вырыт ров, вода в который поступала из р. Неглинной. У Спасских и Никольских ворот Кремля были сооружены дополнительные укрепления, Китайгородская стена укреплена 10 бастионами и рвом, который обводнялся подпочвенными водами из района Лубянской площади. Строения вокруг Кремля и Китай-города были снесены. 

Остатки бастионов сохранились в Александровском саду, у Оружейной башни Кремля.


*  *  *


А Москворецкая набережная находится между Москворецким и Большим Устьинским мостами.


Она образовалась в 1795-1798 годах. Именно в эти годы берег реки был укреплен сваями и надсыпан за ними землей, образовав проезжую улицу. В 1801-1806 годах набережную со стороны реки облицевали камнем; несколько позже набережную улицу отделили от реки красивой железной решеткой, замостили и обсадили деревьями. Для водовозов, бравших воду из Москвы-реки, были устроены двухсторонние спуски к реке. В таком виде набережная пребывала до 1936-1937 годов, когда она была реконструирована и облицована гранитом.
Любопытную запись о торге зимой на реке Москве оставил нам путешественник Амвросий Контарини (1476 год): «В конце октября река, протекающая посреди Москвы, покрывается крепким льдом, на котором купцы ставят лавки свои с товарами и , устроив таким образом целый рынок, прекращают почти совсем торговлю свою в городе Они полагают, что эти места, будучи со всех сторон защищены, менее подвержены влиянию стужи и ветра.»
Через сто лет в 1557-1571 английский путешественник отметил изменения в характере рынка, на нем стали торговать не только съестными припасами, а так же глиняными горшками, кадками , санями. В то время Великая улица (Мокринский переулок) уже была отделена от берега реки Москвы стеной Китай-города.
1586-1593 годах и остальная часть набережной к востоку отделилась от реки стеной Белого города. В связи с этим торговля в XVII веке перешла к Москворецкому мосту на современную Москворецкую улицу, где находились Щепной, Живорыбный и другие ряды.
Москворецкий мост в XVII веке был «живым» - состоял из связанных между собой поперек бревен, лежавших прямо на воде и проходивших в движение при проезде через него подвод. Он служил также местом, на котором женщины стирали белье, мужчины купались.
В 1707-1708 годах Петр I возвел на набережной, между стеной Китай-города и рекой, земляные бастионы, закрыв ими имевшиеся в стене стоки в реку.
В 1760-х годах в восточной части набережной до реки Яузы стена Белого города была снесена, и на Васильевском лугу, находившемся позади нее, построили Воспитательный дом. Он строился по проекту архитектора К.Бланка крепостным архитектором Демидова Ситниковым. Дом отгородил забором, продолжавшим восточную стену Китай-города до реки Москвы, более половины всей набережной в свое исключительное владение, и даже за забором, возле стен Китай-города, он владел Васильевскими банями. В 1782 году к этим баням были устроены в стене Китай-города Проломные ворота напротив Псковского переулка, а для стока нечистот - арка в стене возле них.
«Васильевские бани занимали небольшое пространство и состояли из 11 маленьких строений, в числе которых были две бани, мужская и женская, 4 баньки, две сторожки и три камеры для житья прислуги и хранения дров. Кругом и среди их всегда была нечистота, ворохи навоза, веников и сору, летом грязь не проходимая».
По плану Москвы 1775 года, между Москворецким мостом и устьем реки Яузы, по берегу реки Москвы, предполагалось устроить набережную улицу, однако Воспитательный дом, имевший особые привилегии, долго препятствовал прокладке этой улицы, и только в 1795 году, после специального указа Екатерины II, снесли находившиеся на берегу Васильевские бани и забор – и улица была проведена. В 1801-1806 годах напротив Воспитательного дома устроили каменную набережную.
Еще до этого под стеной Китай-города были построены каменные амбары для хранения привозимого в город по Москве-реке хлеба. Позднее продажа хлеба, крупы, овса и прочего была перенесена на Болотную площадь, набережная обсажена голландскими липами.
До 1914 года на набережной от Москворецкого до Устьинского моста в Великий пост располагался грибной рынок. На нем продавали сушеные грибы, кислую капусту и прочую «постную снедь».
В 1924-1926 годах стены Китай-города ремонтировались и все примыкавшие к ним изнутри и снаружи строения были снесены. В настоящее время, после устройства в 1937 году гранитных стен набережных, заасфальтированная Москворецкая набережная представляет собой часть многокилометровой магистрали по левому берегу реки Москвы. Выхолодившая на набережную стена Китай-города была снесена.

« Последнее редактирование: 04.01.2010, 06:52:47 от Konstantin Alexeev »
Записан

р.Б.Сергий

  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 3 001
  • Вероисповедание:
    православный христианин
1888

Вид Петровского бульвара в 1888–1890 гг.



В начале Петровского бульвара с правой стороны находятся постройки Высоко-Петровского монастыря, основанного в XIV веке.

Высокопетровский мужской монастырь (вид с Петровского бульвара).



Он дал когда-то имя Петровским воротам Белого города, ныне существующей площади Петровских ворот, самому бульвару и улице Петровке, пересекающей здесь Бульварное кольцо.



Бульвар проложен в начале XIX века на месте снесённых в 1780-х гг. стен Белого города. В пожар 1812 года многие дома и деревья на бульваре сгорели. В 1818 году бульвар был восстановлен. В 1880-х годах по бульвару проложили линию конки, в 1911 году заменённую трамваем. В начале 1941 году пустили троллейбус. В 1947 году бульвар ограждён красивой чугунной решёткой, а вход на него с Трубной площади украшен двумя гранитными постаментами с чугунными вазонами. В 1963 году с бульвара убрали трамвайную линию. В 1999-2000 годах снесли дом № 12 и несколько домов в конце бульвара (№№ 23-31), вместо которых построили «новодел».

Петровский бульвар не широк, он спускается по береговому склону реки Неглинной (ныне текущей в подземном коллекторе) до Трубной площади.

Трехэтажный дом, расположенный в торце бульвара у Петровских ворот,- любопытный памятник времен царствования Павла I, одна из гостиниц, которые по указу императора были сооружены вдоль Бульварного кольца на месте бывших воротных башен. Большая часть гостиничных зданий, возведенных по проекту известного архитектора В.П. Стасова, не сохранилась до наших дней, да и та, что стоит перед нами, давно утратила первоначальный вид.

 На нечетной стороне выделяется хорошим вкусом и нарядной отделкой дом № 17, построенный по проекту архитектора Р.И. Клейна в 1902 г. для виноторговцев Депре.


На противоположной стороне бульвара сохранилась самая старинная из здешних построек (1786 год) - бывший дворец екатерининского вельможи графа Р.Е. Татищева (дом № 6-8), который принимал здесь на балу Павла I. В доме № 19, на углу Знаменского переулка, жил одно время популярный в Москве 50-х-60-х годов прошлого столетия доктор П.Л. Никулин. У него в гостях бывали А.А. Фет, Д.В. Григорович, Б.Н. Чичерин и др.

В конце бульвара, на углу Неглинной улицы - здание известных до революции ресторана и гостиницы "Эрмитаж". Ресторан многие годы был своеобразным клубом московской интеллигенции. Здесь происходили "профессорские обеды", на которых можно было услышать яркие злободневные выступления видных деятелей русской науки, литературы, искусства. Здесь же праздновался Татьянин день - годовщина основания Московского университета (25 января), и владельцы ресторана предоставляли студентам роскошный зал.  Ныне в здании находится театр "Школа современной пьесы".

Бульвар заканчивается Трубной площадью.

1977 г. В.Качанов. Вид на Трубную площадь с Цветного бульвара.



Если посмотреть на план Москвы середины XVII столетия, то на этом месте увидим надпись "Труба" - так москвичи называли глубокое отверстие в башне крепостной стены, через которое река Неглинная, тогда еще текущая открыто, входила внутрь Белого города, так называлась и вся местность у стены на правом берегу реки. Здесь у воды стояли кузницы, а под стеной располагался лубяной торг, где можно было купить готовые  срубы, бревна, доски, рамы и двери, телеги и другой лесной товар.

После того, как стену Белого города разобрали, а для реки соорудили подземное русло, возникла существующая площадь, унаследовавшая имя "Трубы". С 1840-х гг. на площади был птичий рынок, описанный А.П. Чеховым, а в 1851 г. в северной части Трубной площади, близ Цветного бульвара,  развернулась торговля цветами, семенами и саженцами.
« Последнее редактирование: 04.01.2010, 07:55:33 от Konstantin Alexeev »
Записан

р.Б.Сергий

  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 3 001
  • Вероисповедание:
    православный христианин
Вид Лефортовского дворца и Императорского Московского технического училища в 1888–1890 году

Фотография сделана с каланчи Лефортовского полицейского дома.

Лефортовский дворец

Строительство - конец XVII в., архитектор Д. Аксамитов

На рубеже XVII и XVIII вв. влиз царского села Преображенского, в Немецкой слободе, формируется новый дворцовый центр столицы. Вдоль реки Яузы возводятся дворцы приближенных Петра. Здесь находится петровский (так называемый Лефортовский) дворец, построенный в конце XVII столетия Д. Аксамитовым. В 1707 г. это здание перешло к Меншикову, который перестроил и значительно увеличил его.

План дворца
Новая часть дворца вместе с выстроенным ранее центральным корпусом, где находился парадный дворцовый зал, образовала каре с обширным внутренним двором. Обращенные во двор фасады здания обработаны пилястрами большого ордера; первый этаж представлял собой  открытую арочную галерею, куда с улицы вели входы, находившиеся по краям главного наружного фасада. В его центральной части расположены массивные ворота с проездной аркой, перекрытые фронтоном. К дворцу примыкал регулярный парк, спускавшийся к Яузе.


Генеральный план дворца


В архитектуре этого здания сказалось новое для русского зодчества стремление к классической ордерности, к общей симметричности композиции. В отличие от дворцовых комплексов предшествующего столетия, состоявших из ряда различных самостоятельных строений, Лефортовский дворец представлял собой единый массив, вмещавший не только парадные залы и жилые комнаты, но и дворцовую церковь, кухни, амбары, конюшню и пр. Но Лефортовский дворец нельзя назвать городским дворцом нового типа.

Замкнуты массив здания, суровые наружные стены, расположение жилых помещений в сторону двора делают его похожим на укрепленный феодальный замок. Каменная кладка стен, не скрытая под штукатуркой, усиливала впечатление неприступности сооружения.


Дворец неоднократно переделывался. Были заложены боковые входы главного фасада и аркада дворовой галереи; здание было оштукатурено и окрашено; во дворе были выстроены полукруглые флигели.




Императорское Московское техническое училище сейчас – МГТУ имени Н. Э. Баумана.

1 сентября 1763 г. для развития искусств и ремесел Екатерина Вторая, Императрица и самодержица Всероссийская, подписывает высочайший манифест об учреждении в городе Москве Императорского Воспитательного Дома, впоследствии превратившегося в Ремесленное Учебное Заведение, в Императорское Высшее Техническое Училище и в МГТУ имени Н. Э. Баумана, сегодня известное высшее учебное заведение России. 21 апреля 1764 г. состоится торжественное открытие Екатериной Второй Воспитательного Дома, на котором М. В. Ломоносов в честь будущего заведения напишет оду:

Блаженство общества всемирно возрастает;
Монархия труды к трудам соединяет;
Стараясь о добре великих нам отрад,
О воспитании печётся малых чад;
Дабы в отечестве оставлено презренно,
Приобрело сему сокровище бесценно,
И чтоб из тяжкого для общества числа
Воздвигнуть с нравами похвальны ремесла.


Рачители добра грядущему потомству!
Внемлите радостью полезному питомству:
Похвально дело есть убогих презирать,
Сугуба похвала для пользы воспитать;
Натура то гласит, повелевает вера.
Внемлите важности монаршего примера -
Екатерина вас предводит к чести сей,
Спешите мудростью, как верностью за ней.

В 1826 году вдовствующая императрица Мария Фёдоровна «высочайше повелеть соизволила учредить большие мастерские разных ремёсел» для мальчиков-сирот Воспитательного дома. С этой целью известным московским архитектором Д. И. Жилярди был отстроен сгоревший ещё в 1812 году Слободской дворец в Немецкой слободе.


Здание приобрело современный вид в стиле позднего московского ампира. В центральной части оно украшено скульптором И. П. Витали многофигурной композицией «Минерва», символизирующей достижения науки и практические навыки ремесленника.


В 1830 году император Николай I утвердил «Положение о Ремесленном учебном заведении». С этого года и ведёт своё летоисчисление нынешний МГТУ.
« Последнее редактирование: 01.12.2010, 00:46:30 от Konstantin Alexeev »
Записан

р.Б.Сергий

  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 3 001
  • Вероисповедание:
    православный христианин
Казанский собор на Никольской улице между 1888-1900 годами


Один из самых почитаемых храмов столицы.
Возведён подмастерьем Абросимом Максимовым в 1635–1637 гг. на месте сгоревшей деревянной церкви, выстроенной на средства князя Дмитрия Пожарского в 1626–1630 гг. На строительство собора царь Михаил III Фёдорович Романов (избранный на царство Земским собором 25 февраля 1612 года), выделил кирпич от стоящегося дворца в Кремле.
Название получил в честь Иконы Казанской Божьей Матери (список которой был войсковой святыней ополчения Косьмы Минина и князя Дмитрия Пожарского). Икону Казанской Божьей Матери торжественно внесли 22 октября 1611 года в освобождённый от поляков Кремль и установили в Успенском соборе. После возведения она была пересена в Казанский собор и стала его главной святыней.
Освящён в 1636 году Патриархом Иосифом в присутствии царя Михаила Фёдоровича и князя Пожарского.
Икона Казанской Божией Матери считалась защитницей и охранительницей новой царской династии, поэтому внимание властей к храму всегда было высоким. Об этом свидетельствуют богатые вклады в собор, сделанные царской семьей и знатными боярами.
Крестные ходы и церковные службы в соборе часто совершались самим патриархом.

Храм сильно пострадал во время пожара 1812 г. Наполеоновские войска, отступая из Москвы, попытались взорвать Троицкую башню, отчего пострадали многие находившиеся вблизи объекты, в том числе и Казанский собор. В 19 веке собор также неоднократно реставрируется, в 1865 г. достраивается третий ярус колокольни, фасады оформляются архитектором Н.И. Козловским.

После Октябрьского переворота, собор в 20-е гг. передаётся обновленческой церкви и подвергается последней реконструкции. Руководит ей архитектор П.Д. Барановский...

Собор был закрыт в 1930 году «по хадатайству Исторического музея».

В 1936 году собор  снесли.
В 1937 году на месте Казанского собора по проекту архитектора Б. Иофана был поставлен павильон в честь III Интернационала.
Для посетителей его на участке был устроен туалет.
После войны павильон исчез, но туалет остался и обслуживал миллионы посетителей ГУМа вплоть до 1990 года, причём вход в него был расположен со стороны святых алтарей и там, где стоял колодец с родниковой водой.
В середине 1990 года туалет был закрыт и обнесён забором.
Закладка первого камня воссоздаваемого Казанского собора не обошлась без происшествий.
Вот как описывает эти события замечательный исследователь православной Москвы Петр Григорьевич Паламарчук (1955–1998 гг.) в монументальном 4-томнике «Сорок сороков»:
«4 ноября 1990 года Патриарх Алексий II заложил первый камень воссоздаваемого собора. Он пришёл с крестным ходом из Успенского собора Кремля под звон колоколов Василия Блаженного. Группа монархистов с пением «Боже, царя храни!» следовала за ним. Под большим красным щитом с изображением Ленина на стене ГУМа монархисты остановились. Повернувшись в сторону Мавзолея, трижды пропели «Анафема!» и вернулись в часовню...»
Храм восстановлен в 1990–1993 гг. по чертежам и обмерам Петра Дмитриевича Барановского (1892–1984 гг.), выдающегося русского архитектора и реставратора памятников древнерусского зодчества, сделанным накануне сноса, его учеником Олегом Журиным.

Но почему-то вновь построенный храм совсем не похож на фото оригинала 1888-1900 гг, неужели тАк можно перестроить храм - до неузнаваемости...


« Последнее редактирование: 01.12.2010, 00:46:56 от Konstantin Alexeev »
Записан

р.Б.Сергий

  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 3 001
  • Вероисповедание:
    православный христианин
Мазуринский дом призрения бедных между 1888-1890 годами


Николай Алексеевич МАЗУРИН
(1823—1903)
Петербургский купец первой, затем второй гильдии, потомственный почетный гражданин, «комиссионер, домовладелец».
Будучи москвичом в третьем поколении, долгие годы прожил в Петербурге. Однако похоронить себя завещал на родине. Широкая благотворительная деятельность Николая Алексеевича также была связана с Москвой, где на его средства
были открыты дом призрения, один из крупнейших в столице, и большой дом бесплатных квартир. По духовному завещанию Николая Алексеевича Мазурина около двух миллионов рублей отошло Московскому купеческому обществу на благотворительные цели.


Николай Алексеевич Мазурин родился в Москве.
Предположительно, предки его отца, купца первой (затем второй) гильдии Алексея Васильевича Мазурина, были родом из Серпухова. По крайней мере, в «Списке фабрикантов и заводчиков Российской Империи 1832 года» указана бумаготкацкая фабрика в Серпухове купца Василия Васильевича Мазурина, который мог быть дедом или дядей Николая Алексеевича. (Любопытный факт: в Москве тогда существовала еще одна известная династия купцов Мазуриных, «пришедших» в первопрестольную в 1775 году… из Серпухова! Однако родственных связей между этими родами исследователям проследить не удалось.) Мать же Николая Алексеевича Мазурина, Анна Алексеевна, происходила из старой московской купеческой семьи Поповых. Ее отец, Алексей Гаврилович Попов, купец первой гильдии, а затем и дворянин, московский городской голова (1822—1825), прибыл в московское купечество из купцов города Боровска в 1794 году. В 1810—1840 годах был владельцем фарфорового завода в деревне Горбуново Дмитровского уезда Московской губернии, изделия которого обозначили целое направление, эпоху в истории русского фарфора. У Николая Алексеевича было три брата — Алексей, Павел, Константин и три сестры — Александра, Надежда, Любовь.

К сожалению, история сохранила мало фактов из биографии Николая Алексеевича Мазурина. Известно, что женат он не был и наследников не оставил. Его «купечество» — петербургское, и торговая деятельность велась им в северной столице. Потомственный почетный гражданин Мазурин числился «комиссионером» (под эгидой фирмы «Алексея Мазурина сыновья») и «домовладельцем» (ему принадлежали два доходных дома на Васильевском острове). Кстати, петербургским купцом и комиссионером был и его брат Алексей. Павел же, другой его брат, остался «верен» купечеству московскому, занимался торговлей москательным товаром.

Николай Алексеевич Мазурин прожил в Петербурге практически всю жизнь. (Скончался он в 79 лет.) Однако похоронить себя завещал в Москве. И благотворительность его — московская, для Москвы. Может быть, таким образом отдал он дань родному городу, из которого когда-то уехал по причинам нам уже теперь неизвестным.

В 1880 году Николай Алексеевич вместе с братьями пожертвовал сто тысяч рублей Московской практической академии коммерческих наук — на стипендии студентам. Адрес этого пожертвования, думается, был выбран ими не случайно. Дело в том, что Московская практическая академия коммерческих наук — лучшее в то время учебное заведение для подготовки деловых людей — своим возникновением и развитием была целиком обязана инициативе и постоянной заинтересованной поддержке московского купечества. Купцы были заинтересованы в том, чтобы их дети получали хорошее, современное коммерческое образование. Для обеспечения материального благополучия заведения при нем было основано Общество любителей коммерческих знаний, в котором, наряду с купцами, состояли высшие царские сановники, князья и графы. Наряду с общеобразовательными предметами в течение восьми лет здесь изучались товароведение, бухгалтерия, политэкономия, торговое и вексельное право, международный рынок, немецкий, французский, английский языки. Успешно закончившие академию получали звание «потомственного почетного гражданина» и «кандидата коммерции». Затем они могли поступить в Коммерческий институт или в Университет. Среди выпускников академии были не только известные предприниматели (например, братья Рябушинские), но и ученые, художники, крупные общественные деятели.

Спустя несколько лет, в 1886 году, Николай Алексеевич Мазурин, следуя старинной купеческой традиции участвовать в деле призрения нуждающихся, пожертвовал Московскому купеческому обществу участок земли в Котельниках стоимостью 25 тысяч рублей и 500 тысяч рублей на устройство и содержание дома призрения «для лиц, происходящих из московского купеческого и мещанского сословий, чисто русского происхождения, православного вероисповедания». Спустя всего год дом призрения имени семьи Мазуриных открылся, став одним из крупнейших заведений такого рода в Москве (ныне — Гончарная набережная, 17). Столь быстрый срок реализации проекта был типичен для случаев пожертвований на строительство новых благотворительных заведений. Во многом это объяснялось тем, что прямая связь заказчика со строительными подрядчиками исключала бюрократическую и хозяйственную волокиту. Качество и скорость строительства зачастую контролировались самим жертвователем, поскольку были отражением высокого уровня социального престижа жертвователя в общественном мнении.

По уровню содержания состав призреваемых лиц был разделен (это оговаривалось при внесении пожертвования) на две категории, что характеризовало вкусы и пристрастия благотворителя: «… в состав призреваемых должны войти 50 вдов и престарелых девиц исключительно из почетных граждан и Московского Купеческого Сословия и 50 из московских старинных мещан или купеческого рода, перешедших в мещане, также вдов и престарелых девиц, с тем чтобы содержание 50 первых призреваемых было совершенно отделено от последних, и содержание и помещение их вполне соответствовало Николаевскому дому вдов Купеческого Сословия, содержание же остальных 50 призреваемых — применяясь к Куманинской богадельне». В результате, обитатели купеческого отделения жили в отдельных комнатах, носили платье на собственный вкус, имели обед из трех блюд. Клиенты мещанского отделения жили в общих палатах, носили форменное платье, и обед их был проще. Каждая палата в доме призрения именовалась в честь кого-либо из Мазуриных или, памятуя о происхождении матери Николая Алексеевича, Анны Алексеевны, — в честь Поповых.

В 1903 году Николай Алексеевич скончался. По его духовному завещанию значительный капитал переходил «для увеличения и расширения Дома призрения Мазуриных в Москве или, смотря по достаточности суммы капитала, для учреждения и содержания какого-либо благотворительного необходимо нужного заведения на пользу лиц купеческого и мещанского сословий православного вероисповедания». Капитал составился после всех других означенных в завещании выдач и выражался суммой 1 миллион 357 тысяч 276 рублей. Это было одно из крупнейших пожертвований вообще за всю историю московской купеческой благотворительности. Приступив к исполнению воли Николая Алексеевича, Купеческое общество воспользовалось предоставленным ему в завещании правом самому избрать благотворительную цель и предпочло создать новое самостоятельное заведение — дом бесплатных квартир имени братьев Николая и Алексея Алексеевичей Мазуриных. Подобный выбор было легко понять: жилищная проблема в городе с постоянно и стремительно растущим населением стояла очень остро. Еще в 1887 году в газете «Русские ведомости» появился редакционный отклик на лекцию видного общественного деятеля, юриста М.В. Духовского «О личной деятельности в общественной благотворительности». Своевременность и важность вопроса, поднятого Духовским в лекции, прочитанной для просвещенной московской публики, газета проиллюстрировала интересными цифрами и фактами. В частности, было указано, «что последнею московскою переписью зарегистрировано 34,5 тысячи человек, живущих в углах или ночующих в ночлежных домах. Притом, как разнообразен состав этого населения и ночлежных приютов: тут есть люди всех сословий, всех возрастов».

Одним из путей решения этой весьма актуальной для города проблемы было создание на благотворительные средства так называемых «домов бесплатных квартир», которые представляли собой заведения для временной специальной помощи нуждающимся в жилье семьям. Первое из таких заведений было основано в Москве еще в 1827 году, но массовое предоставление бесплатного или дешевого жилья началось только с конца 1870-х годов. Этим занимались, главным образом, три ведомства: Братолюбивое общество снабжения в Москве неимущих квартирами, состоявшее под юрисдикцией Императорского Человеколюбивого общества, Московское городское общественное управление и Московское купеческое общество.

Строительство Мазуринского дома бесплатных квартир началось в 1905 году. Московское купеческое общество выделило под этот проект дом, купленный в свое время у В.А. Морозовой для использования под богадельню. Строительством занимался архитектор С.У. Соловьев, один из основоположников неорусского стиля в отечественной архитектуре. Кстати, большинство благотворительных заведений того времени спроектированы именно им. Подобный симбиоз таланта архитектора и воли жертвователя формировал новый облик Москвы, создавая не только функциональные, но и красивые здания.

Итак, Соловьев начал работы по расширению приобретенного у Морозовой дома. Центральную часть он оставил без изменений, а над двумя боковыми крыльями надстроил по два этажа. Кроме того, к заднему фасаду здания были пристроены примыкающие друг к другу корпуса. Получился огромнейший жилой блок, охватывающий целый квартал, с одним парадным и двумя внутренними дворами. Стоимость строительных работ составила более 600 тысяч рублей — Московское купеческое общество денег не жалело, поскольку планировало сделать дом и квартиры образцовыми. Так, например, проектирование и исполнение отопления и вентиляции взяла на себя известная техническая контора «Залесский и Чаплин» (престиж которой подтверждался подобными работами в здании Московского университета, царского дворца в Ливадии, а позже — Музея изящных искусств в Москве). Разработки этой фирмы обеспечили, в частности, программу поддержания равномерной температуры плюс двадцать градусов во всех помещениях — даже в тридцатиградусный мороз.

Что касается самих квартир (157 квартир — довольно внушительная для тех лет цифра), то каждая из них состояла из трех помещений: маленькой прихожей, так называемой «чистой комнаты» и спальни. Для каждого квартиранта были сделаны «шкафы в стенах для платья и белья, а в кухне — холодильники для провизии, самоварницы и ящики для угля». В общих кухнях для каждой квартиры предусматривался отдельный стол со шкафами, мойки для посуды с проведенной горячей водой, в кухонных печах действовали нефтяные топки, а сами печи сверкали глазурованным кирпичом. В нижнем нежилом этаже были устроены общеобразовательная (примерно на сто человек) школа, ясли, а также центральная кухня для этих учреждений, баня с ваннами и прачечная. По уставу в доме бесплатных квартир было 23, а позже 31 человек обслуживающего персонала (среди них — штатный врач и учительница).

Торжественное открытие и освящение дома бесплатных квартир имени братьев Николая и Алексея Мазуриных состоялось в 1907 году. По уровню комфорта для призреваемых он сразу стал одним из лучших в Москве. Состав призреваемых был довольно пестрым, включая дворян, лиц купеческого, мещанского и духовного званий, цеховых, крестьянок, а также жен и вдов, лиц свободных профессий и студентов. Всего же числилось около 490 человек, почти половина из них — дети. Ежемесячно жильцам выдавались на руки небольшие пособия, а в случае надобности — бесплатные медикаменты.

Здание это можно увидеть и сегодня — весь комплекс бывших бесплатных квартир занимает Всесоюзный научно-исследовательский институт биосинтеза белковых веществ (Большая Коммунистическая (Солженицына), 27).


И конечно, как истинный купец, Николай Алексеевич Мазурин отписал в своем завещании средства и на церковные нужды. Щедрый дар от него получили московский Покровский монастырь, церкви в Москве, Московской и Калужской губерниях.
« Последнее редактирование: 01.12.2010, 00:55:59 от Konstantin Alexeev »
Записан
Страниц: 1 ... 80 81 82 83 84 [85] 86   Вверх
 

Страница сгенерирована за 0.658 секунд. Запросов: 18.



Рейтинг@Mail.ru

Поддержка сайта - Кинетика